Им нужны Великие Потрясения.

 

Нам нужна Великая Россия!



МАНИФЕСТ

 

Мы – россияне, которым дорога судьба Родины и будущее наших детей.

 

Мы объединяемся в движение «Антимайдан» потому, что любим Россию и хотим сохранить и сберечь нашу Великую страну.

 

Мы становимся вместе, чтобы не допустить «цветных революций», уличных беспорядков, хаоса и анархии.

 

Мы не позволим хозяйничать в наших городах тем силам, которым ненавистна сильная и суверенная Россия и которые получают одобрение и поддержку из-за рубежа.

 

Мы считаем, что только суверенная Россия может гарантировать достойную жизнь своим гражданам. Поэтому все ключевые решения в жизни нашего народа должны приниматься в Москве, а не в Вашингтоне или Брюсселе.

 

Мы знаем нашу историю, мы помним ту высокую цену, которую заплатил народ России, чтобы остановить смуту, которая уже случалась в нашей истории.

 

Мы видим трагедию Украины, где братоубийственная война на Донбассе началась с «майдана», уличных демонстраций и беспорядков.

 

Мы убеждены, что четкая и ясная позиция большинства граждан Украины смогла бы предотвратить кровопролитие и распад государства, но она так и не была заявлена.

 

Мы объединяемся, осознавая все это, чтобы защитить конституционный порядок и закон, традиционные ценности нашего общества и будущее нашей страны.

 

Мы решительно заявляем, что не допустим силового свержения законно избранной власти, какими бы красивыми лозунгами это насилие ни прикрывалось.

 

Россия – это наша страна, и мы никому не позволим ее разрушить и залить кровью.

 

Мы, движение «Антимайдан», готовы защищать нашу Родину, ее покой и стабильное развитие.

 

Нам не нужны великие потрясения, нам нужна Великая Россия!


АНТИМАЙДАН - МИР В СТРАНЕ




Вместо футбола – цветная революция

 

 

Ни для кого не секрет, что одну из главных ролей в силовом противостоянии с органами правопорядка на майдане и в дальнейших кровавых событиях на Украине сыграли футбольные ультрас. Случилось это не вдруг. С ними велась кропотливая работа, в результате которой русские хулиганы становились… украинскими националистами. Точно такая же работа велась и в Донецке. А сегодня на Донбассе последние украинские события смотрятся и осмысливаются совсем иначе. Для российского общества “трансформация”, произошедшая с футбольными фанатами на Украине – урок. Моему коллеге Артему Ольхину, живущему в Донецке, удалось взять интервью у одного из «ультрас» по поводу участия в майдане и во многих других событиях.

 

Информационная война ведется не только в глобальной сети и на страницах печатных изданий. В конечном итоге она всегда разворачивается именно в реальном мире, ведь от «теоретического» восприятия идеи до её практического воплощения – один шаг.

 

Именно так, в конечном итоге, получилось с движением «ультрас», или, как их ещё называют, «футбольными хулиганами». Причём процесс этот затронул не только события на киевском майдане, начался он гораздо раньше и во всех странах, от Сербии до западной Европы срабатывает всегда примерно одинаково.

 

Для того, чтобы немного лучше понять законы развития «околофутбольного» жанра, редактор «Новой Земли» встретился с одним из бывших донецких «ультрас». О том, как зарождалось это движение в условиях Донбасса, как оно становилось сугубо «украинским» и к чему в итоге привело — читайте в данном материале. По соображениям безопасности нашего респондента «Новая Земля» не публикует его имени.

 

 

Артём Ольхин: Скажите, пожалуйста, когда футбольное хулиганство возникло как оформленное движение до того, как оно появилось у нас?

 

Респондент: Футбольное движение возникло в начале 1980-х. Произошло это в Англии на базе субкультуры скинхедов (от английского skinhead — бритоголовый).

 

А.О.: Получается, что именно скинхед-движение стало питательной средой для возникновения футбольного хулиганства?

 

Респондент: Да.

 

А.О.: Тождественны ли эти вещи? Обязательно ли в современном мире скинхед – это футбольный хулиган, и наоборот, обязательно ли футбольный хулиган – это скинхед?

 

Респондент: В современном мире такое понятие как скинхед уже по большей части ушло. Многие люди уже не называют себя скинхедами, хотя и начинали оттуда. Но они перестали уже проявляться именно в таком виде, нигде не возникает слов и названий, связанных с той эпохой. Грубо говоря, получилось так, что в определенный момент ребята стали консолидироваться против какой-то нации, ну как в Англии, допустим, против приезжих мигрантов, которые якобы занимали их рабочие места.

А со временем большое, решительно настроенное движение начало выходить из под контроля. Скины творили всё, что хотели. Поэтому нужно было навязать им какую-то идею, консолидировать в одном направлении. Идеей этой стал футбол, «отстаивание чести своей команды». Кстати, именно футбол не зря выбран, потому что все историки утверждают, что он в Англии и придуман.

 

А.О.: То есть это рассматривалось так, что, дескать, вот для вас, коренных жителей ваша национальная идея?

 

Респондент: Да.

 

А.О.: А как возникло футбольное хулиганство у нас здесь, мы же не Англия?

 

Респондент: Дело в том, что это всё очень быстро распространилось по всему миру. Сначала просто как модное течение, вид молодёжной культуры.

 

А.О.: Если это возникло синхронно во всём мире и начало стремительно распространяться, можно ли сказать, что процесс был запущен искусственно? Или это было как стихийное природное явление?

 

Респондент: Существуют разные теории. И не совсем оно синхронно распространялось, в Англии начало приживаться сначала, очень много появилось людей, которые поддерживали это. Спустя лет пять-шесть процесс стал уже стихийным в Британии, начали появляться книги, фильмы и всё остальное. Первое, что до нас дошло, это несколько фильмов.

 

До этого у нас ребята просто ходили на стадион. Да, там были какие-то, грубо говоря, тёрки, драки между клубами разными, однако это больше напоминало «Зарницу» или народную забаву «стенка на стенку». Но вот, когда здесь стали появляться фильмы, то этот сегмент молодёжи решил: всё — это моё. Самые известные фильмы – это «Фабрика футбола» и «Хулиганы зелёной улицы». Один из них сняла компания «Discovery», чтобы показать футбольное хулиганство как негативное явление. Но когда фильм пришёл к нам, все решили с точностью до наоборот, что всё не плохо, а очень даже хорошо. Так часто с субкультурами бывает, между прочим.

 

А.О.: До 2008 года ультрас в Донецке не было как таковых. Как они здесь начали появляться?

 

Респондент: Да, правильно. Грубо говоря, сработал такой же механизм, как в Англии. Здесь было очень развито русское скинхед-движение. А на их основе появились ультрас, причём это сразу были проукраинские организации: «Патриот Украины», «Тризуб». На фанатских секторах стадиона стали появляться люди, которые переманивали на свою сторону. Началось всё с «основы», фанов, у которых был неоспоримый авторитет в наших кругах, или ребят, которые могли привести за собой большое количество других молодых парней. Я думаю, не стоит объяснять, чем и как их заманивали к себе. НЛП и деньги никто не отменял. Так переманивали из «русских» скинхедов в «украинские».

 

Мы когда у этих ребят спрашивали: как же так, мы с тобой стояли спина к спине, ты был русским, а стал «украинцем». А в ответ: «ну как это, там бабло, там порядок у них, я к ним пойду».

 

Как ребята меняли идею, это очень интересный вопрос, но по факту получилось, что 80% перешли к ним в «Тризуб», в «Патриот Украины» и ещё в ряд организаций. После этого был запущен процесс украинизации всех, кто остался, всех кто мог продолжать строить здесь русское движение. Этих людей стали запугивать, доходило до прямого насилия. Потом они уже открыто стали проводить «акции» (запланированные драки или нападения) и факельные шествия. Причём местные власти, конечно же, этому не препятствовали. А когда мы выходили на контракции, пытались помешать этому, арестовывали нас. Начиная со времён Ющенко, силовики и гражданская власть украинских наци поддерживала открыто, это было золотое время для них.

 

Именно в этот момент за основу было взято то же самое, что и в Англии: их футбольное движение. Его удобно контролировать, потому что у каждого клуба, вроде, как и своя тусовка, но идея у них одна, общая. В Англии у хулиганов считается, что на первом месте должны быть даже не мать и отец, а страна. Получается, что нельзя быть ультрас в Англии и быть патриотом Франции. Именно так и здесь навязали местным ребятам «украинский вопрос».

 

А.О.: То есть если ты болеешь за украинскую команду, ты должен быть украинским националистом?

 

Респондент: Да, обязательно.

 

А.О.: Правильно ли я понимаю, что получается механизм такой, что поначалу радикально настроенные ребята ходили на сектор, потом это начало сращиваться со скинхед культурой, а потом на этих же секторах появились вербовщики от националистических организаций и процесс завертелся?

 

Респондент: Да.

 

А.О.: И сколько времени заняло превращение обычных хулиганов в идеологизированных украинских националистов? Насколько быстро это произошло, какие для этого механизмы использовались? Кроме денег, чем привлекали ещё?

 

Респондент: Сам процесс был не очень долгий, около года. Нужно отдать должное, как бы это ни звучало, в плане пропаганды у них всё было очень сильно поставлено. Я так понимаю, они к этому очень долго готовились, чтобы переломить нас здесь, может, сразу после развала Союза, с середины девяностых. И у них всё получилось. Механизмы были достаточно разные от денег до запугивания. Больше всего к ним шло именно молодёжи. Её проще привлечь: пойдём к нам, у нас классно, здорово, посмотри сколько у нас флагов, какие у нас фаеры… И молодежь туда шла. Тем более, пройти по своему городу в толпе единомышленников. Человек считает себя более, чем классным, он модный, хороший и всё здорово у него. Меняется точка зрения на то, что такое семья: мать его не понимает, отец не понимает, а вот эти ребята – они теперь его семья. Потому, что мало того, что они проводят время вместе, на футбол и «околофутбола» вместе ходят, они ещё и дерутся с другими фанатами. Это хороший механизм сплочения. И чем больше человек проводит времени таким образом, тем больше у него возникает ощущение, что это и есть его настоящая семья. А в итоге, как у мафиози в Чикаго: выйти из семьи можно лишь тогда, когда тебя убьют.

 

А.О.: То есть это повязанные кровью вещи, они совместно совершают преступления?

 

Респондент: Да, именно так.

 

А.О.: Я верно понимаю, что причиной Вашего выхода из движения ультрас стало именно то, что не осталось русских хулиганов и движение превратилось в полностью украинское?

 

Респондент: Да.

 

А.О.: Люди, которые уходили в украинское ультрас-движение, они себе задавали вопросы, рефлексия была какая-то? Например, задумывались ли, что очень серьезную роль те же футбольные хулиганы сыграли во время свержения Милошевича в Сербии? Они понимали, что их будут использовать через несколько лет на майдане, было такое осознание?

 

Респондент: Нет, они до сих пор этого не понимают. Точно так же, как в интернете можно переписываться с участником майдана, спрашивать у него какие-то вещи. И то, что он будет отвечать, нам будет совершенно не понятно – абсолютно промытый мозг. То же самое мы и у тех ребят спрашивали, мы ведь как бы друзьями были. Но я у них спрашивал и получал на это какие-то заоблачные ответы, какую-то, грубо говоря, ересь, иначе я не могу сказать. Это всё продолжается, можете сами убедиться в этом, поговорив с украинским националистом из Харькова или любого другого города. Поговорите и спросите его: почему он стал украинским националистом? Он на это логично не ответит.

 

А.О.: По вашей оценке, какой процент футбольных хулиганов, живших в Донецке и активно действовавших, принял позже участие сначала в событиях на майдане, а потом в карательной операции против Донбасса, которая почему-то называется «АТО»?

 

Респондент: Очень большое количество людей, может быть 70-80%, они до сих пор там находятся, многие даже возглавляют «территориальные батальоны» — «Днепр», «Донбасс». То есть их как использовали, так и продолжают использовать. Окончательно стало понятно, что такое движение ультрас, когда 2 мая сожгли людей в Одессе. Ведь кто туда приехал? Туда приехали фанаты из Харькова, из Киева, ещё откуда-то. Именно они заводили толпу, они направляли движение. И в принципе эти же люди заводили майдан.

 

А.О.: На майдане против « Беркута» ведь именно ультрас стояли?

 

Респондент: Да, именно ультрас. Это на каждом видео можно отследить, интервью можно посмотреть, так всё и было. Можно прямо говорить, что для этого всё и создавалось, поэтому и вкладывались такие большие деньги в это.

 

А.О.: То есть это полностью рукотворный процесс?

 

Респондент: Да, абсолютно, так и есть.

 

А.О.: В связи с этим, чего следует ждать сейчас России, в которой очень большое количество различных «фирм» (объединений ультрас) и прочих подобных структур?

 

Респондент: То, что мы видим сейчас в России, тех людей, которые выходят на «русские марши» — прежде всего, они считают, что они «самые русские». Поэтому они поднимают имперские знамёна. При этом они уверены, что Путин — это плохо.

 

Там раскол сейчас. Есть ультрас, которые настроены враждебно к Новороссии. А есть, наоборот, часть ультрас, которые здесь воюют, в ополчение пришли. Это ряд фанатов из «Зенита», из «Спартака», из других клубов.

 

Но, как бы там ни было, костяк, который кричит, поддержал украинских наци, но при этом выходит на русские марши, и который, как мы видели, на Болотную выходил несколько лет назад – это огромное количество молодых и решительных людей. Руководство России может ещё набраться с ними проблем, это очевидно.

Тем не менее, есть думающие ребята, которые представляют Россию по-другому. Во всём мире движение ультрас стало выходить из-под контроля, идут идеологические расколы. Так же, как и на Украине, становятся по разные стороны баррикад и в Италии, и в Испании. Скорее всего, это может привести к определённым «горячим» последствиям.

 

А.О.: Это раскол по футбольным клубам или по тому принципу, насколько человек склонен задумываться о происходящем?

 

Респондент: По футбольным клубам разделов нет. Ты дерешься за честь своего клуба, за свой город, если ты приезжаешь болеть в другую страну — за свою сборную, и тогда все хулиганы становятся одним целым. Но тут разногласия идут уже другого плана. Может, сама Новороссия станет в итоге для них переломным моментом, может Президент России и его политика.

 

А.О.: Но ведь через русское фанатское движение курсируют лозунги «Мы русские националисты, поэтому «не русские» регионы нам не нужны, а поэтому давайте отделим Кавказ»?

 

Респондент: Да, это существует.

 

А.О.: То есть, по сути, получается, что русские националисты выступают за развал империи?

 

Респондент: В целом, да. Но если вы спросите у какого-то фаната из Перми или Ростова об этом, то он полезет в драку. Для него это как бы неуместный вопрос, и вряд ли он об этом важном моменте задумывается. А то, что их руками будут пытаться делать что-то подобное, раскалывать страну – скорее всего так и будет, это факт.

 

А.О.: Значит, Вы считаете, что потенциал движения ультрас ещё велик на территории Евразии?

 

Респондент: Да, оно до сих пор играет важную роль, даже сейчас, после майдана. Есть люди, которые занимались этим всё время. А когда ты всё время дерешься, живёшь этим, у тебя в голове чётко сидит: «Одна нация, один город, вот твои братья и ты пойдёшь с ними куда угодно». И на майдан, и на ещё один майдан, потом ещё одного президента снять, потом у белорусов, скажем, проблемы: поехали им поможем. Где угодно и куда угодно, ведь это часть твоей жизни.

 

Поэтому и в Турции, и в Италии, и в Испании это всё возможно. Мы знаем сейчас, что в Турции появилось много сторонников отделения некоторых провинций, в Испании назревает конфликт между басками и другими регионами. Ведь для того всё и делалось, чтобы иметь в активе большую группу людей, которые на всё готовы: и с беркутом драться, и жечь их. Это страшная сила. Пора осознать, что это не игрушки, не мальчики, которые бегают на футбол и дерутся с другими мальчиками. Это движущая сила оранжевых революций.

 

А.О.: Как человек, который побывал внутри ситуации, Вы можете предложить какие-нибудь механизмы, которые могли бы содействовать тому, чтобы люди от движения начали отходить? Что-то может переломить эту эйфорию от чувства братства, от совместно пролитой крови, своей и чужой, чтобы человек окстился, и перестал этим заниматься, что должно произойти? На личном уровне и в государственной политике?

 

Респондент: Я когда-то думал, что смерть твоего товарища может это переломить, но оказалось это не так, потому, что тебе после наоборот мстить хочется. При этой эйфории, если ты очутился в движении в 14-15 лет, то тебя сложно вытащить, как бы родители ни старались, школа, твои взрослые товарищи. Этого нужно было просто не допустить.

 

А.О.: То есть даже если современные русские ультрас увидят, что Россия реально становится сильной, уважаемой страной и это происходит при Путине, это их всё равно не остановит?

 

Респондент: Нет, не остановит. Даже если будут какие-то репрессии, они будут ещё больше сплачиваться. Когда Болотная началась, там убили одного фаната из «Спартака», а «Спартак» довольно спорная команда, их много кто в российском «околофутболе» презирает. Но, тем не менее, все сплотились тогда против власти, приехали на Болотную из всех городов России.

 

А.О.: Получается, что ультрас не задумываются о том, что, считая себя имперцами и настоящими русскими националистами, они, по сути, работают на развал своей страны? Что сейчас она существует, а если, не дай Бог, она распадётся – империи никакой не будет и подавно?

 

Респондент: Да, получается так.

 

 

Беседовал Артём Ольхин

 

 

Источник: (ссылка)


ТЕХНОЛОГИИ ГОСПЕРЕВОРОТА



ВИДЕО



 

«Антимайдан Аналитика»

Первый доклад:  «Технологии госпереворота»

 

Методы реализации «цветных революций»

 

«Цветная революция» — особая форма борьбы (политического вмешательства), направленная на создание конфликтного потенциала с целью смены государственной власти и принципиально меняющая основание ее легитимности, а также приводящая к геополитической и геоэкономической переориентации государства.

 

Исходя из этого определения, можно дать трактовку и основным понятиям, тесно связанным с понятием «цветная революция».

 

Технология «цветной революции» — совокупность согласованных и взаимосвязанных по целям, задачам, месту и времени приемов и способов воздействия на общественное сознание, реализуемых одновременно и последовательно, по единому замыслу и плану, под единым руководством с целью перераспределения социально- политической активности общества на нарушение функционирования органов государственной власти и смену правящей элиты.

Детали и содержание «цветной революции» могут меняться, но технологии являются достаточно отработанными приемами и применимы к различным ситуациям.

 

Метод — совокупность приемов и способов (операций), направленных на изменение социально-политической активности общества с целью нарушения функционирования органов государственной власти и смены правящей элиты.

 

Способ — порядок действий и приемы применения сил и средств для решения задачи изменения социально-политической активности общества, определенные с целью достижения нарушения функционирования органов государственной власти и смены правящей элиты.

 

Прежде всего надо отметить, что технологии не являются однозначно адаптированными к складывающимся ситуациям и могут дополняться специфическими способами и методами воздействия, в т.ч. создаваемыми непосредственно в конкретных условиях. Но знать их или, по крайней мере, распознавать как можно более полный перечень — необходимое условие компенсирования их воздействия.

 

Технологии современных «цветных революций» направлены на расшатывание и дестабилизацию обстановки в стране (регионе) и поддержание неустойчивого равновесия до создания необходимых условий и гарантированной смены режима или других спланированных изменений. Такую технологию можно называть «резонансной» или «технологией управляемого хаоса».

 

Для осуществления «цветных революций» проводится тщательная длительная подготовка и планирование, от мониторинга обстановки, изучения и тестирования целевой аудитории, например, путем проверки реакции на то или иное событие, (в т.ч. освещаемое в СМИ), до создания различных организаций, фондов и приобретения медиаструктур.

 

 

 

Этапы «цветной революции»

 

Модель «резонансной» технологии можно разбить на несколько последовательных этапов. Каждый этап носит самостоятельный характер и тщательно готовится. От успеха подготовки и проведения каждого этапа зависит успех проведения последующего. Первый этап — установочный (подготовительный). Предусматривает определение и расстановку сил, классификацию на своих и чужих, союзников и противников. Главным критерием при отборе целевой аудитории является отношение к целям, ценностям, эталонным понятиям и требованиям внешней управляющей (деструктивной) силы.

 

Предварительно этот этап тщательно моделируется. Моделирование может составлять от нескольких месяцев до четырех-пяти лет (в зависимости от поставленных целей, активности масс, интенсивности изменения региональной и глобальной политической ситуации, установленного срока исполнения полномочий руководством государства). При моделировании учитывается не только политическое, социальное и экономическое состояние региона (страны), целевая аудитория, но и каждый лидер или руководитель (государственных структур, политических партий и движений, крупного бизнеса, особенно СМИ), в отдельности. Осуществляется серьезное изучение и «разработка» потенциальных лидеров.

 

Большое внимание уделяется предварительной расстановке политических сил, руководителей органов государственного и военного управления, возможности воздействия на них различными способами (включая и методы дискредитации) и манипулирования ими. Необходимо обратить внимание на важный аспект — критическим звеном в системе управления в момент кризиса может оказаться специально подобранная некомпетентная фигура, не имеющая опыта принятия решений и соответствующей подготовки.

 

Поэтому целью этапа подготовки «цветных революций» является мониторинг возможностей оказания влияния на принятие управленческих решений, а также мероприятий, направленных на предупреждение, компенсирование проявлений социально-политического кризиса и устранение его последствий в необходимом ракурсе.

 

Мониторинг может заключаться в инициировании различного рода акций, информационных кампаний, вбросе информации с дальнейшей оценкой реакции целевой аудитории. Катализатором проявлений социально-политической активности и формирования стереотипов является создание аналитических и статистических структур, институтов и публикация ими различных данных мониторинга, рейтингов и анализов. Такие материалы, как правило, выглядят объективными, убедительными и авторитетными. Публикация статистических данных является эффективным приемом воздействия на массы. При анализе первого этапа аналитику необходимо четко определить цели и эталонные понятия, которые позволят выявить истинных игроков, отделить их от показных и отвлекающих сил. Для Российской Федерации серьезной опасностью является то, что сегодня государственные структуры пользуются результатами анализа и статистическими данными негосударственных аналитических структур, которые зачастую являются филиалами западных организаций, действующих исключительно в их интересах.

 

Необходимо провести тщательный анализ и учет всех аналитических структур, а публикацию статистических данных в СМИ разрешить только государственным, специально аккредитованным структурам или сертифицированным государством.

 

Второй этап — распределение сил. Цель второго этапа — четко распределить акторов (игроков) на тех, кто в дальнейшем придет к власти, и сформировать вокруг них необходимые силы, и на тех, кто будет положен в жертву революции — устранен с политической арены.

 

Огромная роль отводится персоналиям. Как правило, данный период характеризуется выходом на сцену политических лидеров, движений и появлением новых лидеров. Особое значение придается личным качествам лидеров, военного руководства, изучаются их привычки, склонности и даже состояние здоровья.

 

Задача управляющей внешней силы — выделение проявивших себя игроков для четкой классификации на «своих» (с целью обеспечения их действий) и «чужих» (с целью их устранения). К этому времени «свои» и «чужие» должны притянуть к себе все противостоящие силы и их лидеров. Продолжительность второго этапа может варьироваться от нескольких месяцев до 2-3 лет.

 

Третий этап — дестабилизация обстановки. Характерный признак — лавинообразное развитие событий. На этом этапе производится резкое нагнетание противоречий, сталкивание противоборствующих сторон, перевод ситуации к необратимому конфликту, когда политические, дипломатические, правовые меры становятся неэффективными.

 

Раскачивание обстановки начинается с одной или нескольких потенциально активных групп общества, например студентов или рабочих. Как правило, на первом этапе акцентируется внимание на экономических или социальных требованиях, наиболее близких для используемой социальной категории. Так, на Украине, в ходе «оранжевой» революции таким «запалом» стали студенты вузов, в которых длительное время не выплачивали стипендий. В ноябре 2013 года в Киеве на Майдане основным активным ядром стали также молодежь и студенты, недовольные отказом от европейской интеграции. Уже 8% населения могут стать «критической массой» для активного инициирования процесса дестабилизации социальной обстановки в стране.

 

Следующий этап — официальный вывод недовольной социальной группы на митинги для легализации и предъявления своих требований с целью получения широкой политической огласки и создания резонанса в обществе. В период широкой огласки требований через и посредством СМИ в игру вводятся новые фигуры — специально подготовленные представители с политическими требованиями, целью которых является перевод ситуации на новый уровень — политический. Данный период является наиболее важным в технологии развития «цветных революций», так как подразумевает втягивание широких масс в политическое движение в кратчайшие сроки и является наиболее затратным в финансовом плане. Движущей силой создаваемого политического движения являются наиболее финансово и социально неудовлетворенные массы. Поэтому для мотивации данной группы чаще всего используются финансовые и материальные средства: денежное вознаграждение, обеспечение продуктами, спиртным, одеждой и т.д. Одним из приемов «подогрева» масс, привлечения новых участников и их объединения является направление обстановки в русло шоу, зрелища. На этом этапе чрезвычайно важна роль негосударственных структур, фондов, фирм, осуществляющих финансовую поддержку развития событий. То есть одним из факторов, указывающих на подготовку «цветных революций», является создание и распространение указанных структур, а также лоббирование их интересов при подготовке законопроектов, разработке законодательных норм. Продолжительность третьего этапа определяется активностью лидеров, их подготовкой и, исходя из опыта, может составить от нескольких часов до нескольких недель.

 

Четвертый этап — разрешение конфликта (революционный). Представляет массовые выступления, акции гражданского неповиновения, организованные демонстрации и силовые действия, направленные на захват власти. Действия выходят за рамки правового поля.

 

Течение этого этапа зависит от тщательности подготовки предыдущих фаз. Организация активного этапа конфликта предполагает создание необходимых условий для последующего решительного изменения политической ситуации в стране (регионе).

 

Как правило, этап относительно краткосрочный. Опыт «цветных революций» показал, что его длительность составляет от одних до нескольких суток. Эффективность этапа зависит от количества народных масс, выведенных на улицы, активности лидеров.

 

Локализовать выступления можно только подавлением, жесткими и скоординированными действиями вооруженных и полицейских сил. Доведением до масс однозначных требований военно-политического руководства страны.

 

В ходе планирования, подготовки и проведения массовых выступлений применяется тактика сетевой войны. Это создание сетевой структуры и ячеек, формирование подготовительных лагерей и курсов для авангарда движения. Информация распределяется таким образом, чтобы как можно меньше людей видели полную картину. Каждому шагу придается внешняя законность. Соблюдается конспирация. Создаваемые движения, как правило, не имеют конкретных лидеров, а только «координаторов» самоуправляемых ячеек.

 

Пятый этап (указывает на разложение реальной власти, разрушение государственной и политической системы управления) — легализация внешней управляющей силы. Объявление новой законной власти.

 

Особенность данного этапа состоит в том, что массы находятся в состоянии повышенного психоэмоционального напряжения («эмоционального шока»), реальная система управления государством разрушена, налицо все признаки социального, политического, экономического кризиса. Этот момент является наиболее благоприятным для формирования нового уклада жизни по стандартам и эталонам управляющей силы, без опасения применения санкций за принятые решения. Наилучший момент для объявления противоборствующей стороны вне закона.

 

Шестой этап — возвращение в правовое поле. Ликвидация противоборствующей стороны, занятие государственных постов управления, построение вертикали власти, системы управления государством по своим стандартам.

 

 

 

Методы, способы и приемы воздействия

 

Мобилизация населения. Для достижения поставленной цели одним из условий является постоянная и усиливающаяся активность народных масс. Для этого должен быть выполнен ряд условий:

 

укреплена решимость, уверенность и навыки сопротивления целевой аудитории;

усилены активные социальные группы, общественные организации;

создана разветвленная и мощная сила сопротивления.

Стоит отметить, что для организации «революции» нет необходимости иметь полноценную систему обеспечения (боевого, тылового, медицинского и др.). Эффективным средством является создание т.н. сетевой структуры: организуются курсы по подготовке актива, который в дальнейшем входит в состав избирательных комиссий или становится наблюдателями. Готовятся «координаторы» самоуправляемых ячеек. Создаются подготовительные лагеря, на базе которых проводятся встречи «актива» с представителями различных фондов и организаций, специализирующихся на революциях.

 

Сеть создается по следующей технологии: подготовительные лагеря формируют авангард из нескольких сотен человек. Каждый из лидеров авангарда привлекает еще несколько десятков человек, чтобы число активистов достигло нескольких тысяч. Впоследствии лидеры авангарда становятся руководителями массовых движений и ведут за собой добровольцев к заранее определенным объектам.

 

Перехват власти — замена действующей власти или блокирование ее кандидата на выборах. Необходимым элементом подготовки является выдвижение удовлетворяющей кандидатуры лидера. Сформировать искусственный образ личности гораздо проще и менее затратно, чем создать образ политического движения или партии. Поэтому западные политтехнологи стремятся перевести ситуацию в русло отказа от парламентских форм государственности и переходу к президентским (т.е. личностным, что наглядно было показано на примере событий в СНГ).

 

Формирование негативного и антинародного имиджа легальной власти. В отношении врага снимаются социокультурные барьеры и нормы, что является психологической основой внутренней легитимности любого политического режима.

 

Манипуляции сознанием масс — информационно-психологические методы. При манипулировании массами особый интерес вызывает такой инструмент, как продвижение технологий «брэндинга».

 

В первую очередь необходимо обратить внимание на технологию, базирующуюся на комплексе лозунгов, апеллирующих к широким массам и обещающих им скорое и легкое решение острых социальных проблем. При постоянном, дискретном воздействии, особенно при наличии объективных предпосылок к недовольству, такие призывы и лозунги довольно быстро получают распространение и поддержку у населения. Установлено, что эффективно организованная пропагандистская кампания способна оказывать чрезвычайно высокое эмоциональное воздействие на массы. Как показал опыт массовых протестных мероприятий и митингов, для удовлетворения недовольства под давлением популистских воззваний люди готовы пожертвовать даже своими моральными установками, фундаментальными и долгосрочными интересами. Причины недовольства в разных социальных группах могут быть несовместимыми и даже диаметрально противоположными. При особенно «благоприятном» стечении обстоятельств использование популистских лозунгов позволяет оппозиции создать острое чувство недовольства даже в самых привилегированных группах, которые заведомо станут главными жертвами свержения действующей власти.

 

Внедрение в массовое сознание и закрепление простых и ярких стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: «враги против наших». Это общее правило всех революций. Вот известные примеры таких стереотипов, «патриоты против аристократов» (Франция, 1793); «правоверные против американских дьяволов» (Иран, 1979); «демократия против тоталитаризма» (СССР, 1991); «народ против преступной власти» (Украина, 2004).

 

Создание и внедрение атрибутики. Показательным элементом реализации технологии и методов осуществления «цветных революций» является формирование лозунгов и символов. Такие символы становятся важным средством объединения и идентификации соратников и единомышленников.

 

В Сербии это был сжатый кулак, на Украине — оранжевый цвет, в Грузии — роза, в Киргизии — тюльпан, в Болгарии — два пальца в форме «V» (Victory, Победа), в России — белая лента.

 

Обязательным качеством любого символа должна быть узнаваемость и несложная возможность его нанесения различными способами в общественных местах.

 

Если процесс идет по нарастающей, то ускоряется самоотождествление обывателей с «нашими». Быть «нашими» становится модно и престижно.

 

Лозунги — неотъемлемая часть «цветных революций». Причем их направленность проста, лаконична и понятна, например: «Сербия без Милошевича!», «Украина без Кучмы!», «Киргизия без Акаева!», «Грузия без Шеварднадзе!», «Россия без Путина!» Этот же принцип применялся в Азербайджане, Белоруссии, Узбекистане, Казахстане. Создание территориального анклава, где организаторы протестных выступлений, оппозиционные партии и поддерживающие их граждане обеспечивают имидж «цветному» кандидату. Территория становится плацдармом для расширения и закрепления власти оппозиции. На Украине такими территориями стали «Майдан» (площадь Независимости) и западные области страны, в Грузии — Тбилиси. На территориях анклавов власть действующего президента де-факто не признается.

 

Формирование «справедливой доказательной базы», которая благодаря СМИ подогревает социальное недовольство, эмоции (например, организованный русскими «голодомор» на Украине или ввод Вооруженных сил России на территорию ДНР и ЛНР). Для легитимизации своих позиций оппозиционные официальной власти силы применяют субъективные, зачастую сфальсифицированные подходы, такие как оперативное обнародование непроверенных, необъективных или промежуточных результатов, проведение экзит-полов, распространение через СМИ мнений лояльных оппозиции иностранных наблюдателей. С помощью подобных комбинаций официальные результаты ЦИК уже не воспринимаются значительной частью социума, более того, власть ставится в позицию ответчика.

 

Формирование в массовом сознании уверенности в «неминуемой победе». Она может быть вообще не мотивирована (сайт Ющенко был украшен бегущей строкой: «до победы Ющенко осталось... 40... 30... 5 дней»). Все это переводит массы в режим управляемого коллективного возбуждения. Юлия Тимошенко провозглашала: «Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!» — и это подогревало эмоции масс, большую долю которой составляли люди с высшим образованием.

 

Одновременно в массовое сознание и в сознание работников силовых структур постоянно внедряется мысль, что «против народа» нельзя применять насилие и что «народ победить нельзя». Таким образом, массы провоцируют на эскалацию давления на власть, вплоть до захвата зданий, представляющих собой символические объекты государства, его официальных ведомств и структур.

 

Блокирование работы государственных органов, структур, административных зданий, редакций СМИ — преподносится как борьба за демократию, например, в ходе парламентской деятельности.

 

В условиях кризиса органам государственного управления приходится оперативно решать вопросы жизнеобеспечения страны, принимать экстренные решения. Метод блокирования может возыметь серьезное воздействие на общество, а в случае результативных действий придать стимула протестующим. Зачастую, не имея актуальных и системных предложений, оппозиция прибегает к блокированию работы органов власти, чтобы напоминать о себе и как-то оправдывать свое существование.

 

Непризнание итогов голосования. Протестные выступления в связи с недовольством результатами выборов носят спланированный характер, причем акцент делается на «мирном» противостоянии с властью. Однако, без сомнения, заранее, скрытно готовятся группы силового давления и противодействия. Фактически власть становится заложницей, т.к. силовое, «антидемократическое», разрешение конфликта в состоянии дискредитировать правящую элиту в обществе, что будет отвечать интересам оппозиции. Целью заключительного «постэлекторального» этапа осуществления «цветной революции» является пассивность власти, а также неопределенность стратегии ее дальнейших действий. Задачей оппозиции является вынуждение власти на построение диалога, согласие на уступки. Этим власть фактически признает правомочность требований и действий «контрэлиты», а также явно показывает собственную слабость. Подобное развитие обстановки вызывает окончательный слом политического баланса в обществе, который приводит к отторжению народом «дискредитированной» власти и ее последующему свержению.

 

Итоги голосования (выборов) становятся предметом закулисного политического торга или результатом противодействия групп влияния. Таким образом, граждан практически лишают права выбора, но этот факт скрывают декорациями демократических процедур. Если же возникает непредвиденное противодействие (например, со стороны крупных социальных групп, как это и произошло на Украине), то непризнание итогов голосования представляют как борьбу с «государственным переворотом».

 

Наконец, необходимо отметить роль столицы в условиях развития революционного движения. Как правило, массовое давление на центральные органы власти во многом становится катализатором для развития успеха оппозиции. При этом давление опирается на поддержку значительной части или большинства столичных жителей. Не исключено, что, будучи организованными в региональных центрах, революционные процессы не получили бы продолжение, так как не влияли бы на функционирование центральных властей и квалифицировались бы как сепаратизм или бунт региональных элит. Именно такое развитие событий в юго- восточных регионах Украины не принесло действенного результат сторонникам В. Януковича в 2004 году. Однако есть и исключения. В Киргизии реально массовые выступления против власти имели место не в столице, а на изначально оппозиционном юге страны, тогда как в Бишкеке президентский дворец штурмовала толпа маргинальных элементов.

 

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

 

Все перечисленные технологии были использованы при планировании и в ходе «цветных революций» во всех государствах СНГ. Анализ показывает, что существуют и технологии применения «силовых приемов», иногда выходящих из-под контроля политических лидеров. Однако интенсивность применения силы практически сводится к нулю. Классическая, чистая модель «цветной революции» является ненасильственной. Исключение составляют специальные действия, в том числе с привлечением снайперов (были выявлены почти во всех революционных событиях в странах СНГ). Они часто используются для эскалации напряженности в случаях, когда «накал страстей» начинает спадать или когда власти удается нащупать путь примирения с оппозицией до достижения ей поставленной цели.

Достаточно высокая шаблонность технологий осуществления «революционных» преобразований может привести к нивелированию или значительному снижению их эффективности. Так в частности, стереотипность и предсказуемость в действиях армянской оппозиции в ходе февральских 2008 года выборов президента страны позволила действующей власти предпринять соразмерные, адекватные и своевременные контрмеры, которые фактически привели к провалу «цветной революции» в Армении.

Вместе с тем, стремительное распространение в мире современных информационных и коммуникационных технологий создает благоприятные условия для деятельности различных экспертов и профессиональных специализированных структур по поиску и апробации новых форм и методик внешнего управления социально-политическими процессами в различных странах и совершенствованию

 

 

Характерные особенности «цветных революций»

 

 

 

Влияние силового фактора и привлечение силовых структур

 

Главная задача государства — защита граждан и территориальной целостности. Это защита и от внешнего врага, и от межгруппового насилия в социальных, межнациональных и религиозных конфликтах, от преступников, от стихийных бедствий и эпидемий.

 

Утрата, даже в небольшой степени, монополии государства на «легитимное насилие» является первым признаком краха государственности. Даже до совершения актов такого насилия (например, казней по приговору «народного суда») само возникновение незаконных вооруженных и даже невооруженных, но организованных по военному типу формирований есть признак развала государства.

 

Одно из принципиальных отличий «цветных» революций, которое используется оппозицией, — их ненасильственный характер или, по меньшей мере, создание полной иллюзии безопасного ненасильственного развития событий. Это нейтрализует главную силу, которую государство готовит для отражения революции, — его силовые структуры.

 

Ненасильственный характер действий со стороны оппозиции притупляет саму способность власти видеть угрозы, служит как «обезболивание» государства на первом этапе революций и мятежей.

 

Поэтому во всех странах первоначально была проведена перестройка — отказ от «тоталитаризма» в политической сфере и отказ от «огосударствления» в сфере экономики. Это привело к «демократическому» решению конфликтных ситуаций и отказу новых лидеров от силового их разрешения. Однако неумение эффективно противостоять невооруженной толпе парализует государственную власть. Совершенно второстепенные вопросы взаимодействия с оппозицией становятся более важными, чем выполнение стратегических задач государства.

 

События апреля 2009 года в Молдавии ярко продемонстрировали, как толпа блокирует здание правительства, а само правительство убеждено, что никаких насильственных действий предпринимать против толпы нельзя, поскольку это недемократично. Происходит добровольный отказ государства не просто от права на легитимное насилие, но даже от обязанности применить насилие ради сохранения элементарного порядка и безопасности.

 

Дело доходит до полной утраты рациональности в поведении и заявлениях политиков.

 

Ненасильственный характер действий оппозиционных сил не только дискредитирует государственный аппарат, но и раскалывает общество.

 

Однако если власть отвечает насилием, то слишком большая часть общества начинает сочувствовать оппозиции, и этот опасный для государства процесс приходится тормозить, неся большие издержки.

 

Характерной особенностью периода, предшествующего кризису, является формирование негативного отношения к силовым структурам и к вооруженным силам в частности. Как известно, вооруженные силы остаются последним институтом реальной власти, способным к организованным действиям. Важнейшим условием достижения целей дестабилизации обстановки является морально-психологическое воздействие на военнослужащих, инициирование мероприятий, снижающих социальный статус военнослужащих и мотивацию к исполнению служебных обязанностей.

 

Особо необходимо отметить роль силовых структур во время проведения «цветных революций». Во всех случаях силовые структуры либо сохраняли нейтралитет (кроме Узбекистана), либо достаточно быстро переходили на сторону «цветной революции».

 

Это объясняется следующим. Во-первых, социальным положением личного состава силовых ведомств. Во-вторых, предупреждением западных лидеров о недопустимости применения силы и об ответственности политического руководства страны за жертвы, которые возможны при применении силы по подавлению беспорядков. Эти предупреждения особенно действенны для компрадорской части правительства и правящей элиты. В-третьих, активной деятельностью иностранных государств по привлечению к участию силовых ведомств в различных совместных мероприятиях на всех уровнях, от рядового до высшего командного состава. Обязательный предварительный анализ активности силовых структур позволяет иностранным спецслужбам составить четкое представление о морально-психологическом состоянии личного состава силовых ведомств, их возможностях по противодействию протестным выступлениям гражданского населения, решимости выполнять приказы командования. На основе этих данных полит- технологи, заинтересованные в проведении «цветных революций», достаточно точно могут прогнозировать поведение личного состава во время социальных и политических кризисов и целенаправленно проводить психологические и информационные операции против силовых структур.

 

 

 

 

 

Провоцирование силовых структур на насилие

 

В данном случае организаторы массовых движений используют практически беспроигрышный для себя вариант развития событий.

 

Провозглашая «мирный» характер манифестаций и наращивая одновременно с этим «мягкое давление» на власть, они пытаются воспользоваться любым предлогом для выдвижения обвинений в «непропорциональном насилии» над собственным народом. При этом факты пролития крови и гибели людей, особенно невинных, обладают исключительно сильным эффектом воздействия на сознание, воображение и чувства не только сторонников «революционного движения», но и увеличивающегося числа сочувствующих.

 

Яркой иллюстрацией этого стало, например, нарастание митинговых страстей в Москве после гибели трех человек во время «ликвидации путча» в августе 1991 года или резкое развитие событий на Майдане после применения оружия снайперами в 2014 г.

 

 

 

Применение силовых структур

 

В условиях кризиса силовые структуры необходимо применять в первые часы развития событий, оперативно принимать государственное решение на их привлечение. Однако необходимо отдавать отчет, что критерием применения вооруженных сил является количество демонстрантов, вышедших на улицы, их оснащенность и решимость на крайние, экстремистские действия.

 

Урок из «Революции роз» извлек пришедший к власти в Грузии М. Саакашвили. В ноябре 2007 года он выступил с резкими заявлениями в отношении вышедшей на улицы Тбилиси оппозиции, и это было немедленно подкреплено жесткими действиями полиции и силовых структур с использованием водометов, слезоточивого газа, резиновых пуль и т.д. Выступления были подавлены.

 

В то же время промедление принятия решения на ввод войск и их применение, обсуждение легитимности применения силы в самих вооруженных силах в момент кризиса приводит к разрушению системы управления государством и войсками, принципа единоначалия, утрате веры в органы управления. Более того, такая ситуация оказывает деморализующее воздействие не только на гражданское население, но и на самих военнослужащих.

 

Примеры перехода части военнослужащих на сторону оппозиции в моменты кризисных ситуаций можно было наблюдать в Российской Федерации (1991 г.), Украине, Грузии, Казахстане.

 

 

 

Применение информационной составляющей

 

Одним из фундаментальных следствий развития информационных технологий стало снижение эффективности и, соответственно, значимости логического мышления общества.

 

Сегодня нет необходимости доказывать, какой огромной властью над сознанием людей обладают владельцы средств массовой информации. Именно они определяют, каким реальную действительность увидят миллионы людей и какова будет их реакция. Информационная составляющая стала важнейшим компонентом современных «цветных революций» и военных конфликтов и непременным атрибутом их подготовки. В США на разработки в информационной сфере ежегодно затрачивают несколько миллионов долларов. Использование информационных технологий нашло свое непосредственное воплощение в моделировании «цветных революций» и стало составной частью современной политики. Сегодня уже невозможно представить основную сферу деятельности любого государства в отрыве от СМИ. В России СМИ также приобрели колоссальное значение. Руководители и владельцы СМИ создают виртуальный мир для населения и решают его проблемы в этом виртуальном мире.

 

СМИ формируют у населения видение мира. Даже простой отбор информации для освещения в СМИ формирует у аудитории актуальность (рейтинг) происходящих событий в стране, ее влияние на социальную обстановку, жизненно важные сферы деятельности.

 

Поэтому массовый информационный поток сегодня освещает преимущественно те сферы, где социальные проблемы проявляются наименее заметно для населения. В основном он состоит из развлекательных программ, информации, привлекающей внимание: криминал, боевики, скандалы, личная жизнь звезд и политиков.

 

В психологических операциях воздействие всегда направляется на массовое сознание, однако элементом первичного воздействия может служить отдельный человек или социальная группа. Помимо публикаций развлекательного, криминального и сенсационного характера хочется обратить внимание на еще один прием воздействия и отвлечения населения от действительности. А именно на комиксы, дающие возможность не утруждать себя обращением к тексту, мыслить и получать сразу готовые зрительные образы.

 

Распространенные сегодня рисунки комиксов упрощают представление о реальной действительности, искажают ее. Зачастую они представляют насильственные действия, которые вызывают эмоциональный шок. Учитывая эффективность воздействия и доступность, комиксы в изобилии представлены как в изданиях, рассчитанных на взрослых, так и в детской литературе. Исследования психологов показали, что суггестивность (внушаемость) максимальна в возрасте от четырех до восьми лет. Таким образом, можно констатировать, что отработка формирования будущего нашей страны уже происходит на детях.

 

Свое развитие комиксы получили в соединении с политикой — политических комиксах, а также в создании фотороманов, которыми изобилуют молодежные издательства. Они развивают нетребовательный вкус, замещают мыслительный процесс зрительными образами, которые сегодня во многом используются в качестве закрепления идеологических стереотипов.

 

Характерный пример — скандал, вызванный публикацией комиксов, изображающих пророка Мухаммеда. Эти же публикации в январе 2015 года во Франции привели к расстрелу редакции журнала Charlie Hebdo. Вероятно, такой реакции могло и не быть, в случае освещения событий в виде простой публикации или высказываний.

 

Важнейший аспект информационных кампаний — информационное воздействие, в первую очередь, направлено на наименее интеллектуально развитые массы.

 

Недостаточно образованные народные массы гораздо легче объединять в организационные структуры. Такие однородные структуры работают надежнее и эффективнее. Таким образом, упрощение личности является социальной целью организаторов «цветных революций». Это ведет к стандартизации и снижению мыслительного потенциала, ограничению индивидуального творчества и разрушению интеллектуальных способностей личности.

 

Таким образом, информационный поток обращен не к сознанию аудитории, а к эмоциям. Формируются стереотипы, упрощенное представление действительности и, в конечном счете, искаженное понимание реальных событий. Формируемые стереотипы не что иное, как продукт манипулирования массами и идейно- политического воздействия.

 

В Советском энциклопедическом словаре дается следующее определение стереотипа социального — схематический, стандартизированный образ или представления о социальном явлении или объекте, обычно эмоционально окрашенные и обладающие большой устойчивостью. Выражает привычное отношение человека к какому-либо явлению, сложившееся под влиянием социальных т условий и предшествующего опыта; составная часть установки.

 

Содержание данной категории демонстрирует важность подготовительного периода, для которого характерен процесс изучения целевой аудитории и формирования стереотипов.

 

Необходимо понимать, что сегодня, посредством формирования стереотипов, сознание людей выходит из-под контроля и влияния национальных политических и государственных институтов. В свою очередь ослабление внимания приводит к занятию этой ниши деструктивными элементами.

 

 

 

Создание территориального анклава и ненасильственная оккупация территории

 

Как упоминалось выше, создание территориального анклава подразумевает формирование области или областей внутри страны, где местные власти и влиятельные слои населения обеспечивают оппозиционному кандидату (или партии) безусловную поддержку, и где легитимная власть де-факто не действует. Еще один показательный способ «ненасильственного захвата» и последующего удержания территории — организация палаточных городков около правительственных зданий и других символических мест (например, на площади Независимости в Киеве). Характерной чертой и обязательным условием деятельности подобных городков выступает слаженность и четкая внутренняя организация, а также определенная иерархия их участников.     Безусловное подчинение приказам и распоряжениям, передаваемым через отлаженную структуру агитаторов, категоричный запрет употребления спиртных напитков, доставка горячего питания, обеспечение сменной одеждой и обувью, медицинской помощью, организация круглосуточных трансляций на огромных плазменных экранах, установка биотуалетов — лишь некоторые элементы организации.

 

Помимо этого, из числа заранее подготовленных активистов оперативно формировались «направления» и «отделы» по различным видам деятельности — от поддержания порядка на территории городка до проведения агитации за его пределами, расклеивания листовок, повязывания оранжевых ленточек на машины и т.д.

 

 

 

Молодежные организации

 

Во всех «революциях» молодежные организации сыграли уникальную роль. Во-первых, все массовые акции гражданского участия проводились именно с помощью молодежи (студентов). Во-вторых, молодежные организации выводили на улицы десятки тысяч человек, способных противостоять силовым подразделениям. В-третьих, именно массовое участие студентов создавало вокруг происходивших событий ореол «подлинной революционности», выдавая студенческое движение за общенародное. Одна из причин привлечения молодежи — это наиболее неустойчивая в идеологическом плане часть нации.

 

Также важно зафиксировать типологическое сходство всех молодежных организаций, участвовавших в «революциях». Их создание было важным элементом в технологической цепочке «цветных революций». Необходимо обратить внимание, что самостоятельными политическими силами молодежные организации не являлись, скорее, они стали удобным объектом для использования оппозиционными силами. Югославия: в октябре 1998 г. в Югославии была создана первая молодежная политическая организация подобного типа. Организация получила название «Отпор!» или, в переводе на русский язык, «Сопротивление!».

 

Своей целью организация ставила свержение режима Милошевича, а своим основным оружием избрала «технику ненасильственного сопротивления». К моменту выборов 2000 г. количество членов «Отпора» достигло 100 000 человек. Символом этой молодежной организации был избран сжатый кулак на черном фоне, а основными лозунгами стали «Gotov je!» («Конец ему!»), «Vreme je!» («Его время истекло!») и «Dosta je!» («Довольно ему!»).

 

Отделения «Отпора» открывались рядом с местами, где обычно собирается молодежь (дискотеки, бары, клубы). Члены организации проходили специальные семинары и тренинги по тактике борьбы с режимом «ненасильственными методами».

 

Следует отметить, что одним из «наставников молодежи» являлся полковник армии США в отставке Роберт Хелви, который весной 2000 г. был направлен Международным республиканским институтом (International Republican Institute) преподавать тактику «ненасильственной борьбы» членам «Отпора».

 

Финансирование организации обеспечивали такие фонды, как Национальный фонд поддержки демократии (National Endowment for Democracy), Фонд Сороса (Soros Foundation), Международная Амнистия (Amnesty International), Новый сербский форум и др.

 

Грузия: здесь было создано движение-клон «Отпора!» — «Кмара!» (по-грузински — «Хватит!»). У «Отпора» были позаимствованы не только методы уличной борьбы, но и символика — плотно сжатый кулак. Единственное отличие грузинского варианта в том, что знак «Отпора» — кулак на черном фоне, а знак «Кмары» — кулак на оранжевом. Целью организации стало свержение режима Шеварднадзе. Для этого члены «Кмары» также использовали методы и технологии «ненасильственной борьбы».

 

Обучение грузинской молодежи проводилось летом 2003 г. на специальных семинарах, которые вели лидеры «Отпора». Вот что, например, говорил об этом Александр Марич, руководитель группы обучения «Отпора»: «Мы не организовывали ни демонстраций, ни каких-либо других подобных акций ни с «Кмарой», ни с другими оппозиционными организациями Грузии. Наша организация лишь обменивается с «Кмарой» своими знаниями и опытом. Мы провели некоторое время в Грузии перед революцией, но не присутствовали там во время революции».

 

Сильную информационную поддержку «Кмаре» оказывал оппозиционный телеканал «Рустави-2», финансирование которого в основном осуществлялось за счет грантов Фонда Сороса (Soros Foundation). В дни «цветной революции» этот телеканал дважды показывал фильм о свержении Слободана Милошевича.

 

Украина: молодежное политическое движение «Пора!» было создано накануне президентских выборов в марте 2004 г. Основной целью организации являлась поддержка оппозиции и в то же время борьба против власти в лице президента Леонида Кучмы и премьера Виктора Януковича. На официальном сайте движения его «вдохновителями, партнерами и советниками» названы сербский «Отпор» и грузинская «Кмара».

 

Основным средством борьбы, так же как и в двух предыдущих случаях, декларируется «гражданское сопротивление без использования насилия». Символом движения стало восходящее солнце в треугольнике, что символизирует «начало нового дня, новой поры, завершения ночи». Самым сильным политическим ходом «Поры» можно считать организацию знаменитого палаточного городка сторонников оппозиции в центре Киева — на Майдане Незалежности.

 

 

 

Разжигание национально-этнических противоречий

 

Разжигание этих противоречий выступает одним из типичных элементов «цветных» революций. Задача — сплочение наиболее радикально настроенных групп населения на основе этнической или национальной принадлежности, а также придание им статуса активного участника движения. К таким группам можно отнести УHА-УHСО, «Правый сектор» и военно- патриотическую организацию «Тризуб» (2004 г.) на Украине, «Национальное движение» в Грузии, «Гражданский форум» в Чехословакии, «Фронт национального спасения» в Румынии и т.д.

 

В большинстве своем отличительной особенностью подобных движений на территории постсоветских государств является их антироссийская и антирусская направленность. Так, например, лейтмотивом выборной кампании сторонников В. Ющенко в ходе «оранжевой» революции стали откровенно антироссийские тезисы о том, что «украинцы живут плохо из-за России», о «тайных планах вторжения российских войск», о том, что «Украина кормит всю Россию», покушаются на суверенитет, государственную целостность и т.д. В целом эти же тезисы используются и до настоящего времени на Украине, Молдавии, центрально-азиатских республиках в рамках информационных кампаний по пресечению постсоветской интеграции и в качестве аргументов для вступления в НАТО.

 

 

 

Маркетинг или продвижение бренда «цветной революции»

 

Процесс планирования оранжевых революций начинается с исследования целевой аудитории. Политтехнологи определяют заинтересованность в социально-политических изменениях (емкость сегментов общества), то есть выявляют социальную группу, поддерживающую оппозиционные силы, а также испытывающую интерес к социально-политическим процессам. Производится сегментирование общества и выбор тех его частей, на которые политтехнологи способны оказать влияние наилучшим образом.

 

Сегмент — социальная группа, обладающая похожими потребностями и желаниями. Разделение общества на различные сегменты и их последующее изучение позволяет сконцентрировать внимание на наиболее перспективных, с точки зрения активности, сегментах (целевых аудиториях). Сегментация целевой аудитории может быть произведена по нескольким признакам: географическому, демографическому, социальному, националистическому, поведенческому, при этом каждому из этих признаков присущи свои переменные. Для получения всеобъемлющей информации о социальных группах политтехнологи могут выделять сегменты на основе совокупности признаков. Разрабатываются планы создания и доведения бренда (продукции) «цветной революции» до потребителя, а также стратегия маркетинг-микс (англ. marketing mix) воздействия на массы через бренд. Создают систему маркетингового аудита, которая позволит оценивать результаты проводимых мероприятий и степень их воздействия на потребителей.

 

Разработка и применение способов и приемов стали предметом профессиональной деятельности больших междисциплинарных групп специалистов, которые выполняют заказы государственных служб и политических партий. Эти разработки ведутся на высоком творческом уровне, сопровождаются оригинальными находками и в настоящее время стали важным проявлением высокого интеллекта и научно-технического потенциала. В последние годы для постановки массовых действий привлекаются даже такие организации, как антиглобалисты. Нельзя исключить и связи с экстремистскими и террористическими организациями.

 

Квалифицированный предвыборный маркетинг стал отличительной особенностью «цветных революций». Единый кандидат от оппозиции может «продаваться» избирателям как продукт.

 

Различного рода атрибутика, элементы одежды, рок-музыка и мультипликация привлекают внимание избирателей и поднимают рейтинг кандидата от оппозиции, прежде всего среди молодежи, т. е. наиболее динамичной и в то же время неудовлетворенной части населения. В первую очередь, деятельность такого рода направлена на сопровождение молодежного политического движения.

 

В рамках продвижения бренда «цветной революции» можно

 

выделить следующие компоненты:

 

лозунги, слоганы, граффити, наклейки-стикеры;

футболки, головные уборы, значки, шарфы, ленты, повязки, плакаты и т.п.;

музыкальное сопровождение, провокационные тексты на мотивы известных песен;

комиксы, политические мультфильмы, компьютерные игры.

 

 

Различные элементы одежды вроде бейсболок, футболок, шарфов стали одним из самых действенных приемов предвыборной агитации. Другими средствами политической рекламы стали плакаты и настенная живопись — граффити.

 

Особый «маркетинговый» прием был использован в Югославии: стикеры (самоклеящиеся этикетки), изготовленные в количестве 1,8 млн экземпляров, буквально заполонили дома и улицы Белграда. В Украине оппозиция использовала оранжевые ленточки, которые люди прикрепляли к одежде, автовладельцы украшали ими свои автомобили.

 

Музыка сыграла особую роль в «цветных революциях». Так, в Югославии был организован концертный тур известных рок-групп под лозунгом «Vreme je!». Этот тур начался за несколько недель до дня выборов (24 сентября 2000 г.), и в его рамках в разных городах Сербии было проведено 27 концертов. Финальный концерт состоялся в Белграде за три дня до выборов и собрал 20 000 человек.

 

В Украине рок-концерт на Майдане Незалежности шел непрерывно в течение 14 дней. «Песни Майдана» в основном носили политический характер. Например, гимнами «революции» фактически стали две песни — «Оранжевое небо» и «Разом нас богато!».

 

Одним из успешных инструментов политической рекламы в ходе «цветных революций» стала мультипликация, дополненная компьютерными играми. В полную силу эта технология была отработана на Украине. В Интернете и на компакт-дисках активно распространялись мультфильмы политического содержания, в первую очередь направленные против премьера Януковича. Основным сюжетом мультфильмов и компьютерных игр на тему «Выборы в Украине» стал реальный случай, когда в Виктора Януковича бросили куриным яйцом из толпы, и он упал. Тут же появился бренд «Веселые яйца», под который стали создавать мультфильмы и компьютерные игры. Одним из сюжетов таких игр было задание: «Попади яйцом в Януковича и освободи Украину».

 

 

 

Финансирование

 

Как отметил еще в 2005 году директор ФСБ РФ Николай Патрушев, выступая в Госдуме на правительственном часе: «ФСБ России располагает данными о подготовке рядом зарубежных неправительственных организаций очередных «цветных революций» на постсоветском пространстве. Иностранные спецслужбы все активнее применяют нетрадиционные методы для своей работы и с помощью образовательных программ различных неправительственных организаций пропагандируют свои интересы, проводят работу и собирают информацию, в частности, на пространстве СНГ». В числе неправительственных организаций, которые, возможно, используются иностранными спецслужбами, Патрушев назвал Корпус мира США, саудовский Красный полумесяц, некоторые организации Кувейта и ряд других.

 

Каналы внешнего финансирования хорошо отработаны. Эта схема применялась в Грузии, на Украине и других государствах практически без изменений. Некоторые изменения были внесены лишь при организации «революции тюльпанов» — там была меньше роль Сороса и больше — «Фридом Хаус». При этом США даже не скрывали своего участия в киргизских событиях. В отчете Госдепартамента сказано, что в 2004 г. США предоставили 53 финансовых гранта неправительственным организациям в Киргизии «для поддержки независимых СМИ, распространения информации, обучения журналистов, обеспечения прав человека, а также для получения правового образования». Как заметил директор гарвардского «Центра Дэвиса по изучению евроазиатских проблем» М. Гольдман, «потянув за конец киргизской нитки, можно размотать весь клубок бывших советских республик. И сама Россия может быть опрокинута».

 

Реальные суммы, которые затрачивали западные спонсоры на каждую из этих революций, неизвестны. Некоторая часть этих сумм легализуется, иногда даже провоцируются скандалы — для того, чтобы показать «общественному мнению», насколько невелики эти суммы.

 

Так, представители Госдепартамента США в декабре 2004 г. сообщили, что украинская оппозиция за последние два года получила из Вашингтона около 65 миллионов долларов. На сайте Госдепартамента США можно было узнать, что в 2003 и в 2004 гг. на Украину поступило 13,9 и 13,8 млн долларов по статье 121-0213 «Увеличение вовлечения граждан». Там указано, сколько часов телевещания, «обучающего демократии», оплатит USAID (Американское агентство по международному развитию), сколько людей пройдут специальные тренировки и т.д.

 

Значительные финансовые ресурсы на организацию «цветных революций» поступали через американский фонд «Поддержки демократии в Восточной Европе» (Support for East European Democracy — SEED). Расходы SEED — часть бюджета госдепартамента США. Общие финансовые поступления через SEED только в Сербию составили: в 1998 году — 15,3 млн долларов, в 1999-м — 24,3 млн долларов и в 2000-м — 55 млн долларов. Для их распределения использовались, в частности, каналы организации «Балканская инициатива» при Американском институте мира.

 

По оценкам экспертов, в ходе «оранжевой» революции на Украине было израсходовано не менее 60 млн долларов. В целях «содействия развитию демократических преобразований» в Киргизии — 50 млн долларов. Ежегодная финансовая помощь Грузии из США составляет около 100 млн долларов. Помимо этого, осуществлялось финансирование целого ряда целевых программ. К примеру, 300 тыс. долларов было выделено грузинским филиалом фонда Сороса совместно с «Международным обществом справедливых выборов» движению «Кмара» для создания компьютерного банка данных избирателей. А общественной организацией Freedom House — около 30 тыс. долларов на организацию лагерей для подготовки «оранжевых» активистов в Крыму и около 110 тыс. долларов для «наблюдения за ходом выборов» в Киргизии.

 

Важным направлением финансирования «цветных» революций продолжает оставаться поддержка деятельности всевозможных неправительственных организаций, которых лишь на постсоветском пространстве насчитывается около 40 тысяч. Только на Украине количество специалистов, получающих солидные денежные гранты по линии международных фондов и неправительственных организаций, достигает 40 тыс. человек. Именно эти люди принимают активное участие в заседаниях «круглых столов», демонстрациях, митингах, пикетах, других массовых акциях протеста, становятся организаторами и лидерами «революционного» движения.

 

Это вполне естественно: для представительства своих интересов заинтересованным силам в Соединенных Штатах было бы нерационально использовать разрозненные организации и множество различных технологий проведения «революций». Гораздо эффективнее сосредоточить соответствующие ресурсы (интеллектуальные, информационные и организационные) в руках одной структуры, выступающей в качестве координатора «революционных» процессов.

 

В эпицентре «революций» начала XXI века находится Восточно- Европейский демократический центр (WschodnioEuropejskie Centrum Demokratyczne, WECD). Офис ВЕДЦ находится в Варшаве. Сама организация была зарегистрирована в 2001 г. и возникла на базе белорусской программы американского фонда Институт в поддержку демократии в Восточной Европе (Institute for Democracy in Eastern Europe, IDEE). Финансируется ВЕДЦ теми же самыми организациями и фондами, которые спонсируют оппозицию: National Endowment for Democracy (NED), Charles Stewart Mott Foundation (MOTT), Freedom House, Soros Foundation.

 

Основные интересы ВЕДЦ традиционно сосредоточены на Беларуси, Украине и России. Но в последнее время они включают и страны Центральной Азии (Киргизия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан).

 

На официальном сайте организации сказано, что «ВЕДЦ реализует несколько главных программных блоков. Это образовательно-тренинговые проекты, адресованные прежде всего журналистам, учителям, издателям региональной прессы и активистам неправительственных организации. Кроме работы, связанной с реализацией главных программ, ВЕДЦ сотрудничает с несколькими независимыми научными, исследовательскими и аналитическими группами, а также с культурными центрами, поддерживая издательскую деятельность информационно-культурного характера».

 

Формальные задачи фонда — это «распространение идеи демократии, поддержка гражданских инициатив и неправительственных программ, строительство открытого общества, образование в области прав человека и демократических свобод, содействие социальным и общественным переменам в посткоммунистических странах».

 

Фактически же ВЕДЦ занимается сбором и анализом информации о политической ситуации, разработкой и внедрением политических технологий.

 

Активисты ВЕДЦ работали во всех «революционных» странах, начиная с Югославии. Именно им принадлежало авторство лозунгов, под которыми проходили «цветные революции»: «Отпор!», «Gotov je!», «Кмара!», «Пора!».

 

В Киргизии представители ВЕДЦ работали с середины 2004 г. Для Курманбека Бакиева (Народное движение Кыргызстана) они разрабатывали программу будущих избирательных кампаний. Оппозиции было предложено два базовых варианта действий: — мирный — под лозунгом «Ойгун, жаштар!» («Проснись, молодежь!») и силовой — под лозунгом «Урвай!» («Бей!») .

 

Деятельность ВЕДЦ курирует Збигнев Бжезинский. Так что нетрудно указать и конечный пункт текущей серии «цветных революций». В целом можно констатировать, что механизм финансирования цветных революций отработан, получил апробирование и находится в «постоянной готовности». Попытки нарушить или блокировать его деятельность будут восприняты США, как недопустимое противодействие демократии.

 

 

 

 

 

Выводы

 

Подводя итог анализу произошедших событий, изучению их концептуальной основы, можно однозначно утверждать, что сценарий осуществления «цветных революций» основывается на высоком теоретическом и научном уровне разработок в области социальной философии, социологии, психологии, обществознания.

 

Говоря о социальных последствиях «революций», следует подчеркнуть, что никаких радикальных конструктивных перемен (ощутимого роста уровня жизни, снятия этнической и конфессиональной напряженности, снижения уровня преступности и т.п.) ни в Югославии, ни в Грузии, ни в Киргизии, ни, тем более, на Украине в обозримой перспективе не предвидится. «Цветная революция» никогда не преследует цели изменения социальной структуры общества, улучшения жизни беднейших слоев.

 

Никто в этих странах не собирался всерьез заниматься ротацией коррумпированных элит (что является, по сути дела, ключом к социальному оздоровлению).

 

Во главе стратегического плана любой «революции» — смена правящего режима (и как следствие — изменение внешнеполитического курса страны). В этом принципиальное отличие «цветной революции» от революции как социально-политического явления, характеризуемого общественным кризисом и революционной ситуацией. Говоря словами В.И. Ленина: «Большей частью для революции недостаточно того, чтобы низы не хотели жить, как прежде. Для нее требуется еще, чтобы верхи не могли хозяйничать и управлять, как прежде».

 

Новый баланс сил становится непосредственной особенностью постреволюционной ситуации. Данный процесс сопровождается не только расколом между элитами, связанными с прежней и новой властью, но расколом между «революционными» фракциями, объединенными в единый блок только тезисами смещения «недемократического» режима. Неизбежная радикализация политических отношений влечет за собой непредсказуемые последствия, учитывая то, что элитарный раскол переносится и на общественные отношения.

 

К наиболее характерным косвенным особенностям следует относить и такой фактор, как объективную и открытую легитимизацию на международном уровне «цветной» смены режимов (при прямом участии внешних сил), которая противоречит нормам международного права. Сегодня начался очередной раунд «борьбы за господство в Евразии», и основной ее площадкой, естественно, выступают страны СНГ. Борьба мировых центров сил (США, ЕС, КНР) идет, главным образом, за доступ к сырьевым и энергетическим ресурсам этого региона. В ход здесь идут все средства — политические, дипломатические, финансовые, экономические, информационные, специальные.

 

Разумеется, геополитические и геоэкономические цели, реализуемые в ходе этой игры Соединенными Штатами, варьируются от страны к стране. В самом конспективном изложении они выглядят следующим образом (речь, конечно, идет об аналитической реконструкции).

 

Югославия: с помощью политической и экономической дестабилизации на Балканах подорвать позиции евро, «сбить с курса» новую, альтернативную доллару мировую валюту. И эта цель была достигнута — на несколько лет «триумфальное шествие» евро было заторможено.

 

Грузия: эта страна интересует США как, прежде всего, транзитная территория, обеспечивающая доступ к энергетическим ресурсам Азербайджана и Центральной Азии.

 

Проблема Черноморско-Каспийского региона для США имеет исключительное значение: нестабильность мирового рынка нефти, контролирование роста цен на нефть, создание альтернативного маршрута транспортировки энергоносителей.

 

Соответственно, Грузия со всеми своими проблемами рассматривается как фрагмент «стратегического коридора» к энергетическим ресурсам Азербайджана и Центральной Азии.

 

Очевидно при этом, что ставка Запада сделана на дальнейшее раскачивание ситуации. Обстановка в стране должна дойти до той точки, когда «международному сообществу» станет окончательно ясно, что без его вмешательства местному населению грозит катастрофа. После этого должна последовать финальная стабилизация — с введением в этот регион международных «миротворческих сил» (ООН, НАТО или какой-либо другой коалиции).

 

Украина: Збигнев Бжезинский оценивает геополитический статус Украины так: «Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию. Если Москва вернет себе контроль над Украиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Черному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и Азии. Без Украины реставрация империи, будь то на основе СНГ или на базе евразийства, стала бы нежизнеспособным делом». Киргизия: с учетом географического положения страны — попытка США создания площадки «по сдерживанию» Китая и, отчасти, России.

 

При этом речь идет не только об использовании «уйгурского фактора» для дестабилизации Синцьзян-Уйгурского автономного района (СУАР) или Тибета, но и о торможении планов прокладки магистральных нефтепроводов в КНР из Казахстана. Принимая во внимание планы США по усилению влияния в Центральной Азии, в особенности в Кыргызстане, можно рассматривать эту страну, как базу для «продвижения процесса демократизации» в Таджикистане, Казахстане и Узбекистане и уменьшения китайского и российского влияния в этом регионе.

 

Таким образом, в действиях заказчиков и организаторов «цветных революций» просматривается достаточно четкая геополитическая и геоэкономическая логика: постепенный, пошаговый, но жесткий перевод под контроль США стратегических источников и маршрутов транспортировки энергоресурсов из Каспийского региона. При этом в отношении конкурентов — ЕС, России и, прежде всего, Китая — эффективно применяется стратегия «превентивного сдерживания». Формирование системы зон «управляемой нестабильности» на постсоветском пространстве будет продолжено. Анализ подготовки и проведения «цветных революций» в Грузии, на Украине и Киргизии и показал управляемость этих революций извне, широкое спонсирование оппозиционных групп со стороны различных западных фондов. Так, Ариэль Коэн, научный сотрудник Heritage Foundation, в одном из своих интервью выразил уверенность, что грузинская революция может стать моделью для устранения диктаторских режимов в других государствах бывшей советской империи. По его словам, в Белоруссии и Туркмении, возглавляемых диктаторами Александром Лукашенко и Туркменбаши, демократические лидеры могут усвоить уроки грузинских событий, точно так же, как г-н Саакашвили и его друзья усвоили уроки сербской революции, в ходе которой был свергнут Слободан Милошевич. Тогда в Белграде, как и в Тбилиси, массовые протесты продемонстрировали политическую нелегитимность прежних режимов и стали причиной их устранения. Об эффективности «цветных технологий» говорит опыт организаторов протестов в Молдавии. В Кишиневе Наталья Морарь была в центре событий. С мегафоном в руках она призывала отменить результаты выборов, а сами беспорядки начались с организованного Натальей митинга. О чем она не без гордости сообщала в своем блоге: «Шесть человек. 10 минут на креатив и принятие решения. Несколько часов распространения информации по сетям, facebook, блогам, sms друзьям и e-mail рассылкам. Вся организация — через интернет. На улицу вышло 15 тысяч молодежи!!! Наша инициативная группа называется «Я не коммунист»».

 

Что же касается уроков и основных выводов из анализа «цветных революций», то они сводятся к следующему.

 

Главной движущей силой «цветных революций» стала протестная часть населения, которая в рамках действующего политического режима не имеет возможности решить свои личные проблемы, главным образом материального и духовного характера. К этой группе, прежде всего, относится молодежь. Она весьма склонна к проявлению любых форм протеста и готова поддержать любую силу, которая будет выступать против действующей власти и властной элиты. Организационной основой этой части населения являются организации гражданского общества.

 

При отсутствии внутренних основ для организации представители этих групп населения весьма оперативно присоединяются к любым дееспособным организациям, выступающим против действующей власти, в крайне короткие сроки наращивая их численность и мощь до уровня, когда они становятся способными свергать существующие режимы.

 

Как правило, невысокая идеологическая и политическая подготовка представителей большей части протестного населения не дает им возможности сделать правильный выбор, за кем идти в спектре оппозиционных правящей элите политических сил. Поэтому в большинстве они идут за теми, у кого выше организация, больше материальных и информационных ресурсов, кто более агрессивно настроен против правящей элиты.

 

Основной формой борьбы с властью в период «цветных революций» была «распределенная атака». Суть ее состоит в том, что объект атаки прямо или опосредованно подвергается множеству воздействий. В итоге объект попадает под пристальное внимание общества, мировой общественности. Все зависит от поставленной задачи и выделенного на атаку бюджета. Целью всех «цветных революций» являлся бескровный уход старой элиты под нажимом общественного мнения и иностранного военно-дипломатического давления. Комбинацией различных методов в процессе подготовки к «цветной революции» решались следующие основные задачи — изменялся вектор общественного мнения, осуществлялась моральная подготовка общества к резким переменам.

 

Все «цветные революции» изначально опирались на негосударственные организации — основу так называемого гражданского общества. Тысячи негосударственных организаций охватывают сотни тысяч граждан. Причем гражданское общество ориентируется в основном на западные гранты, а следовательно, и управляется с Запада.

 

Во всех случаях силовые структуры либо сохраняли нейтралитет (кроме Узбекистана), либо достаточно быстро переходили на сторону «цветной революции», а учащиеся вузов силовых ведомств Украины с самого начала принимали активное участие в протестных мероприятиях «цветной революции». Это объясняется следующим.

 

Во-первых, социальным положением личного состава силовых ведомств. Во-вторых, предупреждением западных лидеров о недопустимости применения силы и об ответственности политического руководства страны за жертвы, которые возможны при применении силы по подавлению беспорядков. Эти предупреждения особенно действенны для компрадорской части правительства и правящей элиты.

 

В-третьих, активной деятельностью иностранных государств по привлечению к участию силовых ведомств в различных совместных мероприятиях на всех уровнях, от рядового до высшего командного состава. Эти мероприятия позволяют иностранным спецслужбам составить четкое представление о морально-психологическом состоянии личного состава силовых ведомств, их возможностях по противодействию протестным выступлениям гражданского населения, их решимости выполнять приказы командования. На основе этих данных специалисты на Западе, заинтересованные в проведении «цветных революций», достаточно точно могут прогнозировать поведение личного состава во время социальных и политических кризисов и целенаправленно проводить психологические и информационные операции против силовых структур.

 

В стратегическом плане, исходя из уроков произошедших «цветных революций» важнейшими задачами будут.

 

Обеспечение устойчивого экономического роста страны, реализация социальных программ, подъем благосостояния граждан. Решение этих задач позволит резко сократить протестные слои населения, позволит выделять большие ресурсы на противодействие попыткам управлять экономическими, социальными и политическими процессами.

Разработка стратегии противодействия ведению гибридных войн, сетевых информационных и психологических операций против России. Необходимо также осуществлять строительство, боевую подготовку вооруженных сил и других силовых ведомств исходя из современных и прогнозируемых угроз национальной безопасности.

Взятие под контроль негосударственных организаций гражданского общества. Самый надежный способ контроля — финансовый. Для финансирования «гуманитарных» программ негосударственных организаций гражданского общества целесообразно создать благотворительные фонды, подотчетные государству.

Стимулирование развития военной науки, так как угрозы подготовки «цветных революций» лежат вне сферы военной безопасности РФ, вследствие чего существует проблема применения вооруженных сил для противодействия и нейтрализации этих угроз — в существующей сегодня практике боевого применения вооруженных сил нет приемлемых форм и способов противодействия «социальному протесту».

В тактическом плане основными задачами для исключения возможностей по подготовке и проведению «цветной революции» на территории России являются следующие направления деятельности.

 

Полностью исключить или жестко контролировать финансирование из-за рубежа политических и общественных организаций, негосударственных организаций гражданского общества, которые могут быть использованы для организации беспорядков и противодействия федеральным властям.

Жестко регламентировать подготовку специалистов за границей, особенно силовых ведомств, журналистов, PR-менеджеров, политологов и т.д.

Осуществлять постоянный контроль над формированием и развитием негосударственных организаций гражданского общества в РФ.

Осуществлять подготовку специалистов по противодействию использования СМИ, PR-технологий и негосударственных организаций гражданского общества в антигосударственных целях, как силами внутренней оппозиции, так и извне.

 



Цветные революции: управляемый хаос

 

 

Один из ведущих в России специалистов по «цветным революциям» и государственным переворотам, известный политолог-международник, историк, публицист, профессор МГИМО Елена Георгиевна Пономарёва рассказала в интервью «ВНД» о самом феномене «цветных революций» (далее – ЦР), о раскачке ситуации в России, о фондах, деньги которых «отрабатывает» Алексей Навальный, а также о том, что нужно делать, чтобы молодёжь не искала драйв в протестах и революциях, а могла спокойно реализовать свой потенциал в родной стране.

 

Цветные революции: управляемый хаос

 

– Елена Георгиевна, то, что произошло на Украине, в Сирии, Ливии и многих других странах мира и в особенности на постсоветском пространстве, – это классические «цветные революции»? Что это значит? Кто за этим стоит? И почему это сегодня столь актуально для России?

 

– Нужно сразу подчеркнуть, что политические перевороты современности, чаще подаваемые в СМИ как «цветные революции», не имеют ничего общего с классическим понятием революции. И поэтому являются её имитацией, подделкой. «Цветная революция», осуществлённая на упомянутой Вами Украине, это высокотехнологичный продукт эпохи глобализации, который стал возможен только по достижении человечеством определённого уровня развития во всех сферах (экономика, СМИ, наука и др.). Это не спонтанные народные протесты из-за тяжёлого социально-экономического положения в стране, а абсолютно управляемый извне процесс. Политическая практика так называемых «цветных революций»  уже не раз доказала, что раскачивание ситуации в стране: будь то Сербия, Грузия, Киргизия или Украина, начинается с требований отставки действующих президента и правительства, а заканчивается погружением в цивилизационную пропасть, в социальный и экономический хаос,а в некоторых случаях даже – в ад. Достаточно сравнить уровень жизни и безопасности в странах, переживших ЦР, с тем, что было до переворотов и после.

 

– «Цветная революция» – это некий «управляемый хаос», более того – тщательно организованный?

 

– Подготовку к свержению правящего режима в любой стране можно осуществить за полтора-два года за счёт массированного применения финансовых ресурсов и новых возможностей информационного общества: манипуляция сознанием посредством СМИ, нейропрограммирование, сетевые структуры и т.д. Важный пункт при подготовке ЦР – это создание своеобразных партий, охватывающих значительное число протестного электората, привлечённого различными, зачастую полностью противоречащими друг другу обещаниями, а также простым любопытством либо естественным для каждого человека желанием «вырваться» из размеренной повседневности. Такая партия может быть разбужена в момент «Х» при появлении необходимости вывести народ на улицы для проведения массовых акций гражданского неповиновения. По достижении целей переворота она может быть полностью ликвидирована благодаря встроенному механизму самоуничтожения, мешающего этим массовым, но безголовым партиям превратиться в реального политического игрока.

 

Если призывы начинаются и заканчиваются требованиями отставки правительства, то это означает одно – никаких конкретных предложений по изменению социально-экономического климата в стране у этих горе-революционеров нет.

– «Момент Х» для цветной революции – это, как правило, выборы?

 

–Момент «Х» – старт  политического переворота – связан либо с выборами, либо с требованиями их досрочного проведения, либо с требованиями отставки политического руководства страны, либо с принятием очень важного для страны решения – например, подписание Ассоциации с ЕС, как это было в случае с Украиной. Иными словами, нужен политический (а не социально-экономический) повод для «революции», своего рода casus belli. Выборы или требование их досрочного проведения – это именно то событие, которое позволяет оппозиции вывести максимально возможное количество недовольных на улицу.

 

– Какова роль внешних сил (США, НАТО, ЕС) в организации и проведении «цветных революций»?

 

–Это не только финансирование и воспитание будущих организаторов «революции», но открытая работа по дискредитации существующего режима через институты гражданского общества (НПО, фонды, СМИ, международные организации). Кроме того, внешние игроки (США, страны НАТО, ЕС, ЛАГ) сами себе присваивают статус верховного арбитра. Например, объявляют легитимными действия оппозиции, даже если они нарушают закон, а действия власти по своей защите – нелегитимными. Очевидно, делают они это небескорыстно: в случае победы «революционеров» геополитическая и геоэкономическая ориентация нового режима должна быть в интересах той внешней силы, которая финансировала и легитимизировала переворот.

 

– По каким признакам можно определить, что цель протестного движения заключается не в том, чтобы изменить социально-экономическую ситуацию в России к лучшему, а в том, чтобы раскачать страну и привести её к «цветному хаосу»?

 

–Частично я уже ответила на этот вопрос. Идеальных обществ не бывает. В любой стране мира есть свои проблемы. Но как мы хорошо знаем, «цветные революции» не происходят в беднейших государствах, где основная часть населения живет на 1-2 доллара в месяц, а свершаются в относительно успешных и что более важно – в геополитически и геоэкономически значимых странах. Технологически ЦР опираются на реально существующее общественное недовольство в стране из-за отсутствия нормальных каналов взаимодействия по линии «власть-общество», из-за закрытых социальных лифтов и неприятия явного социального расслоения. Эти факторы вызывают у определённой части населения социальный дискомфорт и  негативное самоощущение. Однако одно дело ощущения  и «кухонные разговоры», но совсем другое – это организованное действие.

 

– Меня всегда интересовало, на какие средства проводятся эти государственные перевороты. Кто вдруг «стихийно» обеспечивает всех митингующих протестной символикой в миллионных количествах, организовывает питание, палаточные лагеря (Майдан в 2013-м; Манежная площадь в Москве в 2012-м) и так далее.

 

– Да, одно дело – «кухонные разговоры», но совсем другое – это организованное действие. Для того чтобы сформировать протестное движение, или иными словами, вывести людей на улицы городов, должна существовать некая относительно влиятельная организационная группа. Как отмечалось выше, такие структуры (разного рода фонды, клубы, ассоциации)  создаются и что является принципиальным – финансируются заинтересованными в смене властных элит лицами. Это могут быть как местные олигархи (например, свержение режима Башара Асада готовили крупнейшие сирийские землевладельцы, желавшие приобщиться к политике, а чем всё закончилось – хорошо известно), так и внешние игроки. Например, при свержении Слободана Милошевича в Сербии в 2000 г. были привлечены американские фонды и институты. Один из основателей движения «Отпор!» С. Хомен по прошествии времени признался, что оппозиционеры получали  «большую финансовую помощь от неправительственных организаций Запада, а также от некоторых западных правительственных организаций». Серьёзные средства шли на подкуп представителей силовых и правительственных структур, а также  на подготовку отрядов боевиков, готовых в случае необходимости к вооруженному противостоянию с силами правопорядка.  Это лишь некоторые примеры, выводы из которых нужно сделать всем – и представителям власти и простым людям.

 

 

Выигрывает от ЦР не народ, а транснациональные корпорации, США и международный криминал

 

 

– Каковы истинные цели оппозиции под лозунгами «Президент должен уйти»?

 

– Могу с уверенностью сказать, если какая-либо организация пытается привлечь Вас в свои ряды под лозунгом «Президент  должен уйти!», бегите из неё как можно скорее. Если призывы начинаются и заканчиваются требованиями отставки правительства, то это означает одно – никаких конкретных предложений по изменению социально-экономического климата в стране у этих горе-революционеров нет. Всё элементарно просто – они хотят занять место на вершине властной пирамиды, но даже не догадываются, что «большие дяди», которые финансируют «оппозиционную» деятельность имеют совсем другие цели и задачи.

 

– Народ от «цветных революций» не выигрывает. Кому они выгодны в мировом масштабе?

 

–Дело в том, что главными бенефициариями в случае победы ЦР являются внешние игроки. Победа в ЦР имеет транснациональную и геополитическую природу. В первом случае неограниченный доступ к национальным ресурсам получают транснациональные корпорации (ТНК). Во втором – закрепляется влияние на конкретном пространстве страны-куратора и финансиста ЦР. В современных условиях, это США  и их ближайшие союзники, ведущие ТНК и наднациональные структуры (например, НАТО), и конечно – международный криминал: ведь там, где хаос, там всегда расцветает криминал.  Влияние может быть использовано с целью дальнейшей дестабилизации ситуации в целом регионе.

 

– Итак, главные бенефициары ЦР – это транснациональные корпорации, США и международный криминал. Однако люди выходят на улицу, движимые желанием изменить социально-экономическую ситуацию в своей стране к лучшему и «приструнить» потерявших последнюю совесть чиновников. В итоге они становятся «пушечным мясом» в руках внешних игроков. Гениальная технология.

 

– Изменить социально-экономическую ситуацию в стране можно только созидательным трудом и использованием всех имеющихся легальных рычагов давления (СМИ, суд, общественные инициативы) на нерадивых чиновников. Ни одна «цветная революция» не сделала ни одну страну в мире богаче, справедливее, счастливее и сильнее. Задумайтесь об этом.

 

– Кто стоит за раскачкой ситуации в России в канун президентских выборов 2018-го года?

 

– Известный русофоб, советник по национальной безопасности президента Дж. Картера, член Трёхсторонней комиссии и автор концепции расширения НАТО на Восток, недавно скончавшийся Збигнев Бжезинский в одном из интервью, отвечая на поздравления по случаю «победы» Запада в холодной войне против СССР, откровенно признался: «Мы боремся с Россией, как бы она ни называлась».  Эту мысль спустя 20 лет после высказываний Бжезинского детализировал кандидат на президентских выборах 2012 г. от Республиканской партии США  М. Ромни. Россия для него –  «это дестабилизирующая сила на мировой арене, которую необходимо обуздать», а Путин – «тиран» и «угроза глобальной безопасности». В случае победы на грядущих выборах Ромни собирался реализовать свой план по «обузданию» России. Как известно, тогда на выборах президента США победил Б. Обама, а в 2016 г. – Д. Трамп, но ни тот, ни другой не слишком изменили риторику Ромни. С середины прошлого века – периода Холодной войны – в постановке целей наших геополитических конкурентов ничего не изменилось, а вот методы борьбы за территории, влияние и ресурсы стали более совершенными. Почётное место среди них занимают технологии «цветных» революций, обкатанные до совершенства на постсоветском пространстве и в арабских странах. И конечно, сценаристы и технологии с вожделением смотрят на Россию и её колоссальные ресурсы.

 

 

Алексей Навальный: кто его финансирует

 

 

– Что Вам известно о деятельности Алексея Навального? Какой фонд спонсирует его?

 

– Успех «цветных революций» в определяющей мере зависит от человеческого фактора. Чем больше в рядах оппозиционеров профессионалов-организаторов, чем больше в их среде «фигур влияния» и политтехнологов, тем выше их шансы на успех. Но откуда берутся местные «цветные» энтузиасты и координаторы? Почему они готовы работать на дестабилизацию своей страны? При ответе на эти вопросы личность Навального заслуживает особого внимания. В 2006 г. проект «Да!» Алексея Навального и Маши Гайдар начал финансировать NED. Это  Национальный фонд поддержки демократии, созданный совместно Республиканской и Демократической партиями США и получающий поддержку Конгресса по всему политическому спектру. На официальном сайте зафиксировано, что деятельность Фонда «контролируется на разных уровнях со стороны Конгресса США и Государственного департамента». Учитывая непрекращающееся геополитическое противостояние наших стран, очевидно, что деятельность Фонда  направлена на подрыв стабильности в нашей стране. Правда, прикрывается это, как всегда, красивыми словами о демократии.

 

После того, как Навальный оказался в числе грантоедов NED, он  накопил, как предполагают некоторые его биографы, на интернет-торговле 40 тыс. долл. (по его собственным словам), за которые и купил по несколько акций в ряде  крупных российских компаниях с высокой долей государственной собственности. Так он получил статус акционера-миноритария и платформу для своих антикоррупционных расследований.

 

При весьма странных обстоятельствах в 2010 г. Навальный был принят на учёбу в Йельский университет по программе Yale World Fellows. Дело в том, что из более тысячи (!!!) соискателей были отобраны только 20 человек, конечно, самые перспективные. В числе преподавателей этой программы были такие лица, как ветеран британского Форин-офис лорд Мэллок-Браун и сотрудники Института «Открытое общество». Финансируется World Fellows Фондом Старра Мориса Р. («Хэнка») Гринберга, бывшего президента страхового гиганта American International Group (AIG), получившего гигантские вливания от Буша-младшего и Обамы в 2008-2009 годы. Как отмечают эксперты Executive Intelligence Review под руководством Л. Ларуша, Гринберг и его фирма C.V.Starr занимаются «сменой режимов» (переворотами) уже очень давно, начиная со свержения президента Маркоса на Филиппинах в 1986 году. Сам Навальный пишет, что посоветовала ему подать заявку на участие в программе Маша Гайдар (кстати, эта та самая Маша, которая добровольно отказалась от российского гражданства и уехала на Украину служить под началом ещё одного предателя своего народа М. Саакашвили, сейчас, насколько я знаю, она внештатный советник позора Украины –  президента Порошенко – как говорится, какие советники, такой и президент), а  рекомендации он получил от ведущих профессоров Высшей школы экономики в Москве. Кстати, свой антикоррупционный поход против Транснефти Навальный начал из Нью-Хейвена.

 

– Исчерпывающая биография. Отступать Навальному тоже нельзя – он обязан фондам и своим грантодателям.

 

– Интересны замечания по поводу психотипа Навального. Так, на публике он производит впечатление раздвоенной личности, а в онлайне – сама открытость. Например, когда был взломан его почтовый ящик gmail и опубликована переписка с посольством США и Национальным фондом поддержки демократии, касающаяся его финансирования, он признал, что письма подлинные. Своих собеседников он пытается разоружить вопросами вроде «вы считаете, что я работаю на американцев или на Кремль?». Для своих спонсоров Навальный является не более, чем расходным материалом, но возможно он сам этого не понимает. Или не хочет понимать. Для более детального знакомства с этой персоной рекомендую книгу Алексея Мухина «Навальный. Итоги». Она есть в свободном доступе в сети.

 

 

«Кто не скачет, тот…»

 

 

–На лекциях в МГИМО Вы предупреждаете молодых студентов: «Не становитесь расходным материалом в руках тех, чья цель – ослабить вашу страну вашими же силами». В Марий Эл, как и практически везде, основная масса «сочувствующих» и волонтёров штаба Навального – молодёжь, студенты, школьники. Почему при подготовке ЦР сегодня делается ставка именно на них? Ведь дело не только в том, что они не помнят 90-е годы…

 

– Молодёжно-подростковый период в жизни каждого человека – время неустанного экспериментирования, творческого подъёма, профессионального самоопределения и, конечно, извечного конфликта «отцов и детей». Это время как отрицаний, так и открытий. Каждое новое поколение не только живёт в отличной от прежней исторической эпохи, но формирует её. Новые пути в развитии науки, культуры, спорта прокладывают именно молодые. Такой – созидательный, деятельный – молодёжный потенциал необходимо использовать для развития страны. Нужно лишь правильно его канализировать. А это как раз дело государства. Если оно заинтересовано в социально активной и, в то же время, неконфликтной молодёжи, нужна не просто красивая риторика, но особая молодёжная политика, выражающаяся в конкретных решениях и действиях. Молодёжь должна ощущать свою нужность, быть востребованной, иметь возможность реализовать свой потенциал и нести бремя ответственности за страну. Если же этого нет, то молодые люди попадают в зависимость от деструкторов – таких, как Навальный и Ко. Молодёжь всегда была и остается главной движущей силой всех революционных потрясений. Как пел В. Цой: «Война – дело молодых». А «цветная революция» – это своего рода война, драйв, квест. О последствиях таких радикальных действий молодёжь, как правило, не думает. У меня есть много знакомых сербов, которые будучи школьниками и студентами активно участвовали в событиях 2000 года в Белграде. Сейчас «локти кусают» – не могут себе простить, что стали «пушечным мясом» в деле разрушения своей страны.

 

– «Хочешь победить врага – воспитай его детей…»

 

– Да, это известная древнекитайская мудрость.В условиях усиления конфронтационного потенциала, обострения борьбы не столько за территории и ресурсы, сколько за умы, в ситуации роста глобальных вызовов и угроз, когда на карту поставлено само выживание целых стран и народов, значение образования как комплекса обучения и воспитания, формирующего не только корпус знаний, но определяющего мировоззрение и воспитывающего личность –  гражданина в некрасовском понимании – возрастает в разы. Русский философ В.В. Розанов был прав: «счастливую и великую Родину любить – не велика вещь». А вот научить любить её, «именно когда она слаба, мала, унижена, наконец, глупа и даже порочна» – это главная задача старшего поколения.

 

– Что ещё нужно сделать старшему поколению, чтобы молодым не хотелось выходить на протестные митинги и искать острых ощущений  в запуске коктейлей Молотова на площадях?

 

– Молодому поколению нужно дать Мечту. В 1950-1960-е годы образ Мечты для советских людей означал созидание будущего своими собственными руками. Такая Мечта не исчезла, но сегодня она отодвинута на задворки: и опять же – не молодёжью, но старшим поколением. Вместо большой Мечты на первое место вышли мелкие материалистические «заветные» желания – машина, квартира, деньги. Причём часто достижение личного благополучия может осуществляться в ущерб другим. Но ведь Мечта – бескорыстна. Она не может быть корыстной по определению, так как предполагает нечто, что приносит пользу многим. Мечта – это работа на общее благо, отождествление себя не только со своей страной, но со всем лучшим, что есть в человеке и в человечестве. Мечта – это творчество, которое может быть и трудным, и радостным.

 

– Не стоит перекладывать вину на одни лишь «внешние силы» – ответственность лежит на самом обществе, государстве, родителях, на каждом из нас.

 

– Конечно. Вы совершено правы. Уверена, если государство и общество озаботятся вышеназванными проблемами и сформулируют комплексный план стратегического действия по работе с молодёжью, начиная со школы и заканчивая трудоустройством, то на оппозиционные  митинги выходить будут только совершенные маргиналы. Иными словами, предотвращение рецидивов ЦР невозможно без информационно-психологической стратегии развития, без должной защиты своего культурного пространства, без воспитания будущих поколений в преданности нашей великой Родине.

 

– Елена Георгиевна, благодарю Вас за потрясающее, исчерпывающее интервью и великолепную пищу для размышлений!

 

– Спасибо Вам и читателям «ВНД».

 

 

Ирина ЕРОФЕЕВА

 

Август 2017 г.

 

Источник: https://nstarikov.ru

 

 


ВИДЕО



Как работают технологии государственных переворотов

 

 

В последнее время из-за рубежа все чаще звучат призывы организовать

очередную по счету «цветную революцию» внутри России

 

 

Технологии «цветных революций», используемые США для смены неугодных политических режимов в разных регионах мира, с одной стороны, стали эффективным инструментом реализации геополитических задач Вашингтона, а с другой стороны глобальным брендом американского «мягкосилового» могущества. Ведь плоды «революционных» завоеваний повсеместно выставляются в качестве «демократического», «не силового» успеха, достигнутого не только благодаря усилиям  наиболее «просвещенной» части народа того государства, в котором они произошли, но и в качестве конкретной помощи со стороны США и их неправительственных «демократических» организаций.  Все это укрепляется в массовом сознании посредством растиражированных брошюр американских режиссеров-сценаристов протестных действий, наподобие трудов Д.Шарпа «198 методов ненасильственных действий», «От диктатуре к демократии» и т.д.  Таким образом, создается привлекательный образ «благородных» революционеров, готовых выйти на баррикады и мирно, без какого-либо силового воздействия, свергнуть ненавистный угнетающий государственный режим, крах которого обязательно приведет к процветанию, демократии и идеальному гражданскому обществу.

 

А как обстоят дела на самом деле?

 

В  действительности возвеличивание западными политтехнологами концепта «ненасилия» является лишь частью стратегии по сокрытию крайне важной, но нелицеприятной информации от общества. Конструируется постановочная ширма, которую видят зрители многоходового спектакля под названием «цветная революция». Однако за ней разворачивается настоящая постановка - ожесточенная, кровавая борьба радикальных боевиков, специально подготовленных для совершения провокационных и диверсионных действий. Их успешная реализация должна привести либо к уступкам со стороны государства, либо  к применению силы, которое в свою очередь будет рассмотрено как слабость власти и еще сильнее пошатнет ее позиции в обществе.

 

То каким образом «цветные» технологии реализуются на практике – в ходе так называемой Арабской весны или же «майданной революции на Украине 2.0» свидетельствует о наличии силового начала практически во всех массовых протестах и политических акциях, которые нам преподносят как «ненасильственное сопротивление» и победу «демократии».

 

Согласно растиражированным книгам, которые в среде так называемых «мирных» революционеров считаются главными учебными пособиями, применение технологий «ненасильственной» борьбы оказалось успешным для таких стран как Индия, имея в виду обретение ею независимости от британской короны, США – подразумевая определенные достижения афроамериканской части населения в контексте борьбы с расовой сегрегацией. Однако углубившись в историю вопроса мы увидим, что  Индия времен М.Ганди или  США времен М. Лютера Кинга совершенно не подтверждают эти постулаты. Именно насильственная борьба радикальных групп внутри страны оказывала давление на правительство, вынуждая его изменять свое отношение к той или иной проблеме.

 

Принимая на веру западные подходы и трактовки, люди не задаются вопросами, действительно ли «ненасильственная» борьба Махатмы Ганди и его последователей повлияла на решение Лондона по деколонизации, а может одну из важнейших ролей сыграла как раз вооруженная, насильственная борьба радикальных индийских формирований, а также внешние конъюнктурные факторы, связанные с утратой финансово-экономического могущества британской короны, которая больше не могла содержать свои заморские колониальные владения? Почему от общественности скрываются погромы, учиненные афроамериканцами - приверженцами радикальной стратегии «Черных Пантер», в Балтиморе или события в штате Джорджия, где бунтующая молодежь захватила в течение одной ночи целые кварталы и вынудила полицию убраться из гетто. А может именно эти события стали  для американских властей весомым стимулом к изменению политики по вопросу расовой дискриминации?

 

Конечно «ненасильственные» действия в виде массовых акций неповиновения имели место, но первостепенной, решающей роли при принятии государством решений никогда не играли. Несопротивляющаяся толпа, действующая в контексте принципа Ганди или же призывов Лютера Кинга, изображается лишь как картинка, как образ, который и является по своей сущности ширмой.

 

Книжными «тренерами» будущих революционеров скрывается от широких масс наличие жесткой, силовой борьбы.  Появление такой «насильственной» концепции в литературном поле свидетельствовало бы об обратном – о том, что, во-первых, «ненасилие» - это не победная стратегия и те действия, которые предпринимаются массами для проведения несанкционированных митингов и «мирного» занятия правительственных зданий,  прямо противоречат закону и будут жестко пресекаться властью. Во-вторых, акцентированное внимание на силовой борьбе отбивало бы всякое желание участвовать в этой авантюре у простых граждан несогласных с действиями государственной  власти. А это бы  ломало планы заокеанских режиссеров, которые десятилетиями  создавали привлекательный образ  «ненасильственного сопротивления».

 

Мы подходим к основополагающей теме, незнание которой позволяет внешним режиссерам-постановщикам манипулировать народными массами в своих корыстных целях.  Уверенность оппозиционных граждан в том, что декларируемые лозунги и призывы, льющиеся из уст лидеров «псевдореволюции» будут реализованы, базируется  на элементарной эмоциональной манипуляции, которой подвержен человек, ставший частью разношерстной толпы.

 

Смысл технологии достаточно прост - если бы одни лишь радикалы-боевики, ведомые деструктивно-подрывными идеями,  вышли осуществлять государственный переворот, то они тут же были бы разогнаны, задержаны органами правопорядка и вскоре понесли бы заслуженное наказание в соответствии с действующим законодательством. Однако наличие протестной массы, состоящей из обычных людей недовольных положением дел в стране позволяет радикалам прикрыться ими как щитом, встать за их спинами и, в конечном счете, использовать их подчас справедливые недовольства в деструктивном ключе.

 

На поле битвы под названием «ненасильственная цветная революция» разыгрывается два сценария: операция «прикрытие», то есть создание из широких людских масс очага не силового, пассивного сопротивления и «главная наступательная операция», силовую основу которой составляют боевики-диверсанты. Именно наличие двух названных звеньев в оперативном планировании позволяет зарубежным режиссерам легко легитимизировать через подконтрольные им СМИ разрушительные для государства действия радикалов-боевиков, которые совершаются параллельно с «ненасильственным протестом» людей на площадях. В мировом информационном пространстве создается искусная картина,  именуемая  гласом народа или, например, «демократической революцией достоинства».

 

В случае успешной дестабилизации ситуации в государстве и осуществления демонтажа неугодного политического режима (победы очередной «цветной революциии»), такие авторы как Дж.Шарп будут использовать этот случай  в качестве наглядного примера еще одной успешной итерации технологий «ненасильственных» и «мирных» действий. А лагерь псевдореволюционеров будет пополняться новыми адептами технологий потенциального насилия, убийств и свержения законной власти.

 

В современном мире в каждом государстве существуют объективные социально-экономические проблемы и как следствие соответствующие запросы со стороны граждан на справедливость. Вполне естественно, что граждане хотят скорейшего решения этих проблем. Иногда им просто достаточно быть услышанными государственной властью.  Однако всякий раз,  когда вам предлагают выйти на какой-либо массовый митинг, шествие, акцию  вы должны взвешивать все за и против, понимать и помнить, что предлагаемые «революционерами» сиюминутные ответы на самые сложные вопросы государственной жизни являются лишь спекуляцией, ширмой-прикрытием за которой скрывается их  корыстный интерес.

 

Особенно важно отметить роль разветвленных сетей зарубежных НПО и так называемых институтов по подготовке «демократических» лидеров, то есть будущих «революционеров», таких как например альма-матер Дж.Шарпа - Институт А. Эйнштейна. Знают ли рассерженные горожане, что эти институты распространения «демократии», где обучают тактике «ненасилия» являются встроенными в силовую парадигму эффективнейшими инструментами западных политтехнологов?

 

Не выставляется на показ, но является безусловным и красноречивым фактом то, что совместно с Дж.Шарпом долгое время трудился Р.Хелви - выходец из разведывательной системы США, которая известна своими жесткими, силовыми операциями за рубежом, начиная от подготовки боевиков  и заканчивая  политическими убийствами. На Западе не стесняются включать своих «отставников» не просто в структуры среднего звена неправительственных организаций, но и напрямую назначать их на управляющие должности. Так, например, директором одной из наиболее звучной, свободолюбивой организации известной под вывеской Freedom House («Дом свободы») был бывший глава ЦРУ Дж.Вулси.  Можно предположить, что именно через таких «засветившихся» в поле деятельности разведки представителей, а также других неназванных персоналий, трудящихся в «демократических» организациях, под пиджаками которых скрываются погоны, за океаном осуществляется контроль над якобы «ненасильственными» проектами реализуемыми в других странах.

 

В последнее время из-за рубежа все чаще звучат призывы организовать очередную по счету «цветную революцию» внутри России. И мы уже несколько раз видели провалившиеся спектакли, поставленные согласно всем канонам концепта-ширмы «ненасилия», расписанного в методичках упомянутых выше американских режиссеров протеста.

 

Крайне важно не позволить нашим соотечественникам, имеющим конструктивные претензии и справедливые запросы стать разменной монетой, быть использованными западными манипуляторами, которые хотят с помощью широких народных масс разжечь в стране костер революции, но остаться при этом в тени «ненасилия».

 

 

Данюк Никита,  эксперт Института стратегических исследований и прогнозов РУДН

 

Источник: ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ПРОГНОЗОВ


Антимайдан-Аналитика. Культура и революция



Антимайдан-Аналитика

Доклад

«Культура и Революция»

 

Использование методов культурного воздействия является одним из важнейших компонентов большой информационной войны, направленной на оказание управляемого социально-психологического воздействия на общественное мнение и отдельно взятого гражданина страны-мишени с целью изменения психологических характеристик в желаемом для воздействующей стороны направлении (взглядов, мнений, мировосприятия, ценностных ориентиров, умонастроений, стереотипов поведения и т.д.). «Это когда вы думаете, что свободны, а в это самое время вами манипулируют и диктуют вам, о чём думать и что думать». Манипулирование общественным мнением и поведением  народных масс  — главная цель культурно-информационного воздействия.  

 

В современном обществе до сих пор нет единства мнений в отношении  определения термина «культура». Так как культура представляет собой многогранное явление, включающее в себя почти все сферы человеческой жизни. Культура — это система координат, определяющая духовный потенциал общества, в котором одним из ключевых параметров является умение хранить историческую память, чтить наследие предков. Именно от культуры зависит способность общества к регенерации и преумножению своего потенциала. Высокий уровень культуры населения, готового перенимать и продолжать лучшие традиции предков, творить новое во благо Отечества, является индикатором здоровья и единства общества. Каждый отдельно взятый индивид внутри общества является носителем культурного наследия. Именно культура  — это фундамент для любого общества и залог его успешного  развития, единства и стойкости от внутренних и внешних вызовов и угроз.

 

Для того чтобы изменить культурную матрицу и поведенческие модели народа применяется весь спектр методов психологической войны.  Воздействуют на широкие общественные массы, постепенно осуществляют перекодировку традиций, социальных норм, моральных и нравственных ценностей.   

 

Психологические война — это форма коллективного «промывания мозгов», с целью внушения населению государства-мишени  факта несостоятельности их нации и самого государства. Оружие психологической войны нацелено на изменение культурной и политической  идентичности народов. Полем сражения становится не геополитическое, а ментальное пространство, в котором  существует человек.

 

К методам культурно-образовательного воздействия на страну-мишень относятся:

 

воздействие на культурный код нации;

фрагментация единого общества на небольшие группы с узким кругом интересов;

фальсификация и искажение  истории;

воспитание новых элит, лояльных стране-агрессору.

Для успешной реализации культурной агрессии необходима системная работа во всех сферах и  областях культуры и образования.

 

Методы культурного воздействия включают в себя вмешательство иностранных НКО в систему образования и медиа-среду. Происходит массированное распространение  информации о другой (чужой) культуре и ее привлекательности.

 

В настоящий момент Россия находится в состоянии информационной войны, которая является частью гибридной хаосовойны. Коллективный Запад ведет массированное наступление в зарубежных СМИ, социальных сетях и блогосфере. Однако информационная война носит тактический характер, в то время как к стратегическим целям западных оппонентов относятся:

 

работа в области системы образования;

проникновение в российскую культуру выгодных для Запада  идей и ценностей;

создание нужных стереотипов  в массовой культуре

В недавнем прошлом наше государство стало жертвой культурной агрессии. Воздействие на Советский Союз изнутри сначала оказывали члены диссидентского движения, однако, начиная с 1986 года, к этому процессу стала причастна сама государственная машина агитации и пропаганды, которая привела к «брожению» умов в народе. В современной России в силу отсутствия государственной идеологии и неэффективности защитных механизмов от активной пропаганды западного образа жизни, ценностей и идей, происходит постепенная «вестернизация» российского общества. Этому способствуют культурные продукты из сферы музыки и кинематографа, а также интернет-технологии, которые стали самым эффективным коммуникационным каналом и инструментом культурного воздействия «развитого Запада» на «отсталую Россию».

 

Одним из самых ярких исторических примеров культурной агрессии является Южная Корея, в которой с середины ХХ века был полностью изменён культурный код нации. Благодаря активной работе культурных «миссионеров» из США, народ Южной Кореи стал носителем исключительно западных идеалов и ценностей. Это наглядное последствие культурно-нравственной интервенции в историческом масштабе.

 

К сожалению, идентичные процессы были запущены за последние 25 лет  в  Восточной Европе, на пространстве СНГ и в самой России. Целые страны и народы в массовом порядке заражаются вирусом русофобии. Это происходит посредством ревизии и переписывания истории. Во многих бывших странах социалистического блока, на Украине и в Прибалтике, созданы тематические музеи, посвящённые так называемой «советской оккупации», а официальные представители этих  государств весьма своеобразно трактуют многие исторические события, связанные со Второй Мировой Войной  и участием в ней Советского Союза как страны – победителя фашизма.

 

Необходимо провести  анализ инструментов многоуровневого мягкосилового воздействия на Россию как на главный оплот противодействия деструктивным политическим технологиям и проектам глобальной социальной инженерии, потому что государство, отказавшееся от  своих исторических корней, традиций и ценностей, становится крайне уязвимым объектом для реализации технологий «цветных революций».

 

 

 

Источник: (ссылка)



Девять тезисов о войне,

которую мы ведем

 

 

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

 

 

27-28 апреля 2016 года Министерство обороны Российской Федерации провело очередную международную конференцию по вопросам безопасности. Мне довелось принять участие в панели, посвящённой "цветным революциям".

 

Времени, отведённого основным докладчикам (5 минут), а тем более выступлениям в порядке дискуссии (1 минута), было явно недостаточно, чтобы представить более-менее цельную концепцию роли цветных переворотов в современной политике, а тем более их влияния на общую и конкретно — на военную безопасность отдельно взятого государства. Поэтому тезисно изложу свой взгляд на эту проблему. Тезисно, потому что на самом деле вопросу "цветных переворотов" и в целом гибридной войны можно посвятить многотомное исследование. И не факт, что тема будет полностью исчерпана.

 

Итак, первый тезис. Уже тот факт, что проблема заинтересовала военные ведомства (а в обсуждении приняли участие представители министерств обороны нескольких десятков государств), свидетельствует о том, что "цветные перевороты" оцениваются современными государствами не как внутренняя угроза (сфера интересов спецслужб и полиции), но как угроза внешняя. К тому же эта угроза имеет характер военной агрессии, отражение которой и является прерогативой вооружённых сил.

 

Второй тезис. Цветные перевороты, являясь элементом современной гибридной войны, стали актуальны не только потому, что прямое столкновение ядерных держав стало невозможным из-за гарантированного взаимного уничтожения. Различные сценарии ограниченной ядерной войны или военного столкновения великих держав с применением неядерного оружия рассматривались ранее, рассматриваются и сейчас. Если ядерное оружие находится в арсеналах, значит, возможен и военный конфликт с его использованием, и генеральные штабы обязаны иметь планы на случай такого конфликта.

 

Цветные перевороты стали ответом на политический позиционный тупик, возникший в результате сформировавшегося как на уровне цивилизованных наций, так и на уровне международного права взгляда на войну как на недопустимое средство решения политических проблем. В результате политические и моральные издержки государства, инициировавшего боевые действия, даже если абсолютный перевес в силах и средствах позволял одержать победу в кратчайшие сроки и почти без потерь, оказывались выше материальных и политических выгод от установления контроля над территорией противника. Блицкриг, не говоря уже о затяжной кампании, стал нерентабелен.

 

Третий тезис. Цветной переворот осуществляется не там, где сложились внутренние предпосылки для смены режима (классическая революционная ситуация), а там, где есть внешняя сила, заинтересованная в установлении своего фактического контроля над государством-жертвой.

 

 

Цветной переворот невозможен без внешнего вмешательства. Если в стране запускается механизм цветного переворота, значит, она подверглась агрессии.

 

Вопрос идентификации агрессора обычно не вызывает проблем. Однако в рамках современного международного права корректно доказать его агрессивные намерения (сколь бы очевидны они ни были) невозможно. Агрессор всегда будет объяснять даже своё открытое вмешательство во внутренние дела государства-жертвы гуманитарными соображениями, а также защитой прав человека.

 

Напомню, что, согласно Хельсинкским договорённостям (ещё в рамках СБСЕ, которые стали также нормами ОБСЕ и ООН), вопросы защиты прав человека не могут быть исключительно внутренним делом какого-либо государства.

 

Четвёртый тезис. Тем не менее, агрессору необходимо легитимировать свои действия перед мировым сообществом. Поэтому он, как правило, стремится получить мандат на прямое вмешательство от ООН или ОБСЕ, либо же, в крайнем случае, сформировать формальную международную коалицию из нескольких десятков государств, чтобы замаскировать агрессию под принуждение "антинародного режима" к соблюдению международных норм.

 

Пятый тезис. Это накладывает определённые ограничения на формат государства, способного использовать механизмы цветных переворотов. Государство-агрессор должно обладать не просто абсолютным военным превосходством над страной-жертвой (данный момент как раз не обязателен, хотя и желателен). Оно должно обладать необходимыми и достаточными политическими и дипломатическими возможностями для международно-правового обеспечения своего вмешательства.

 

Шестой тезис. Как любая война или военная операция, цветной переворот тщательно планируется и готовится. Причём в нескольких вариантах, в зависимости от уровня сопротивления государства-жертвы.

 

Идеальным является вариант капитуляции или предательства национальной элиты. Он наименее затратен во всех отношениях. При этом все ресурсы государства-жертвы, включая политическую систему и административную вертикаль, могут сразу же быть использованы агрессором в своих геополитических интересах.

 

 

В случае если национальная элита не идёт на безоговорочную капитуляцию, применяется метод "мирных уличных протестов". Строптивую элиту вынуждают передать власть более покладистым коллегам при помощи давления улицы, ставя её перед выбором: уйти добровольно или попытаться подавить протесты, рискуя появлением "случайных" жертв, которые дадут возможность назвать режим "кровавым и диктаторским", обвинить его в "полицейской жестокости" и заявить об утрате им фактической легитимности.

 

Если вариант мирного давления не проходит, он в течение нескольких недель или месяцев (в зависимости от ситуации и прочности режима страны-жертвы) сменяется вариантом вооруженного переворота. В этом случае режим должен выбирать уже между капитуляцией и неизбежными жертвами вооружённых столкновений, которые могут исчисляться десятками, и даже сотнями.

 

Одновременно с задействованием вариантов "мирного протеста" и вооружённого переворота государство-агрессор организует политическую и дипломатическую изоляцию режима-жертвы.

 

Если вооружённый переворот в столице не проходит или не достигает цели, задействуется вариант гражданской войны. В этом варианте государство-агрессор объявляет законную власть нелегитимной, признаёт "повстанцев" и начинает оказывать им политическую, дипломатическую, финансовую, материальную, а затем и военную помощь.

 

Наконец, если гражданская война заходит в тупик или повстанцы начинают терпеть поражение, возможно осуществление прямой агрессии (под гуманитарным предлогом). В мягком варианте она ограничивается установлением бесполётных зон и накачкой повстанцев вооружением (включая тяжёлое). В жёстком варианте осуществляется вторжение иностранных сухопутных сил, как правило, скрытное (замаскированное под "добровольцев" или осуществляемое силами специальных операций).

 

Тезис седьмой. Как видим, несмотря на формально мирный, технологичный и информационный характер цветного переворота, на деле его успешность гарантируется присутствием за спинами дипломатов и журналистов вооружённой силы, способной в случае необходимости подавить сопротивление национальной элиты, даже если она решится бороться до конца.

 

Задействование этого варианта мы видели в Ираке, Сербии, Ливии. Только в Сирии он пока дал сбой. Но здесь возник существенный новый момент. На вторую чашу весов (в поддержку законного правительства подвергшейся цветной агрессии страны) были брошены ресурсы, в том числе военные, второй сверхдержавы. Ситуация была переведена из режима цветного переворота в режим прямого военно-политического противостояния сверхдержав, характерного для времени корейской и вьетнамской войн.

 

 

То есть было ликвидировано необходимое для прохождения цветного переворота хотя бы в одном из вариантов условие абсолютного политического, дипломатического, экономического, финансового и военного перевеса государства-агрессора над страной-жертвой.

 

Отсюда вытекает восьмой тезис. Цветной переворот не может быть остановлен ни консолидацией элиты страны-жертвы (он просто перейдёт в следующую фазу), ни готовностью силовых структур выполнить свой долг (они рано или поздно будут истощены), ни эффективной работой национальных СМИ (они будут задавлены огромными технологическими возможностями агрессора).

 

Готовность государства-жертвы к сопротивлению агрессии является необходимым, но недостаточным условием для блокирования механизмов цветного переворота.

 

Остановить начавшуюся цветную агрессию может только поддержка властей страны-жертвы, со стороны второй сверхдержавы, способной на равных противостоять агрессору во всех аспектах противостояния, на всех площадках и с задействованием любых средств.

 

Таким образом, девятый тезис и вывод. Современные цветные перевороты являются отдельными операциями глобального противостояния сверхдержав. Так же корейская, вьетнамская и другие войны (50—90-х годов прошлого века) зачастую оказывались элементами столкновения СССР и США на чужой территории. Современные цветные перевороты, как один из видов гибридной войны, являются элементами столкновения России и США.

 

Это война. Новый вид войны. Не война как продолжение политики другими средствами (по Клаузевицу), а цветная технология как продолжение войны другими средствами.

 

Эту войну мы начали вести раньше, чем осознали, что находимся в состоянии войны. Как это часто с нами бывает, мы начали её с поражений 90-х годов, но очухались, научились воевать и в последние два года сражаемся успешно.

 

 

 

Источник: (ссылка)


ВИДЕО