Кальвинистская (протолиберальная) модель избранничества

 

КОНЦЕПТ БОГОИЗБРАННОСТИ И ЗАПАДНОЕ ХРИСТИАНСТВО

 

 

Западный проект формировался не только в еретической, контркультурной среде. Важную компоненту в его развитие внесло официальное богословие. Большое значение имело в этом отношении принятие западной теологией концепта избранничества. Мировоззренчески это сближало Запад с позицией иудаизма. Поправка состояла в том, что в качестве «богоизбранного народа» идентифицировалась не этническая группа, а община верующих. Принятие человеком христианства в этой трактовке было не основанием, а следствием богоизбранности. Соответственно и распространение христианского учения среди одних народов и нераспространение среди других оказывалось проявлением избранничества.

 

Именно по вопросу о богоизбранности произошло принципиальное историческое расхождение между католиками и православными. Впоследствии оно перешло в ценностный антагонизм между Россией и Западом. Дискуссия началась в IV—V веках. Ее основу составила проблема предопределения. Бог всемогущ. Он, как Демиург, детерминирует все происходящее в мире. Концепт всеобщей Божьей предопределенности был развернут в трудах Августина. Он составил фундамент всей католической теологии. Но из принятия тезиса о тотальном предопределении следовало противоречие определения первоисточника зла. Получалось, что праведники и грешники изначально определены самим Богом. Значит, Бог есть источник зла. Значит, есть богоизбранные, а соответственно, и богоотверженные. Богоизбранность оказывается основанием антропологической дифференциации. Грех Евы, соблазненной змием, также как и грех Хама по отношению к Ноне были предопределены. Соответственно, предопределенным является нижестоящее в антропологической иерархии положение согрешивших. Женщина ставилась в ней ниже мужчины, а потомки Хама — хамиты — ниже семитов и яфетидов.

 

Но тогда получается, что зло, включая грех падшего ангела, является частью Божьего замысла. Следовательно, самой дихотомии, абсолютной противоположности, добра и зла не существует. Отсюда прямой путь к их смешению, а соответственно, и последующей нравственной инверсии в развитии Запада, а через него и большей части остального мира.

 

Православная теология принципиально не приняла августиновский подход. На этом основании католики обвиняли православных в принятии ереси пелагианства. Современник Августина британский монах Морган Пелагий утверждал, что человек обладает свободой воли и достигает спасения не в силу предопределения, а путем собственных усилий. В православии отвергалась тотальность католического детерминизма. Указывалось, в частности, что августиновский фатализм снимает моральную ответственность с самого верующего.

 

Бог в православии не предустанавливает грешников и праведников в характерной для западной церкви дифференциации на богоизбранных и богоотверженных. В православном богословии человеку дается свобода выбора между добром и злом. При выборе добра душа его спасается, зла — гибнет. Альтернатива такого выбора актуальна каждое мгновение человеческого земного бытия. Формируется постоянно действующий механизм мотивации: быть человеком.

 

Главное здесь для темы исследования — отсутствие в православии априорного неравенства антропологических типов и его наличие в католицизме. Именно отсюда у православных более высокая предрасположенность к коллективизму, тогда как у католиков — к индивидуализму.

 

В западном христианстве вопрос о спасении был вопросом о том, относится ли человек к меньшинству богоизбранных. Это предполагало, что есть большинство богоотверженных. Спастись таким образом можно только индивидуально. Твое индивидуальное спасение связано с неспасенностью многих других. Именно на этой почве формируется в дальнейшем либеральная идеология, утверждающая принципом жизни всеобщую конкуренцию индивидуумов.

 

В православном христианстве существует идея, совершенно нехарактерная для католическо-протестантского Запада — идея коллективного спасения. Она выразилась, прежде всего, в концепте преображения. Преображенный человек — это уже не индивид (адамический тип), а соборная личность. Личностное во Христе становится коллективным (в сакральном измерении — соборным).

 

На Западе даже нет адекватного смыслового перевода слова «преображение». Оно переводится в западных языках как «трансформация», что деформирует смысл самого учения. Спастись в православии, ввиду отсутствия дифференциации на избранных и отверженных, можно лишь на условии братского христианского единения. Вместо конкуренции за вхождение в обойму спасаемых в православии выдвигается принцип всеобщей солидаризации. Для такого ценностно-мировоззренческого контекста либерализм не естественен. Идеологическим воплощением православного солидаризма, акцентированного в нем христианского равенства стал по сути советский проект (модель русского коммунизма).

 

Тема дифференциации человечества на богоизбранных и богоотверженных получила дальнейшее развитие в рамках протестантизма. Ключевая роль здесь принадлежала фигуре Жана Кальвина. Кальвинизм стал идейным мостом к утверждению новой модели общества буржуазного типа. Буржуазность подразумевала не только характер социальных отношений, но и соответствующие ценности. Кальвинизм через религию обосновывал систему буржуазного неравенства. Вместо превосходства аристократического утверждалась модель превосходства по критерию экономической успешности (объемам оборотного капитала).

 

Дифференциация человечества на богоизбранных и богоотверженных имела у Августина принципиальную оговорку о том, что замысел Божий для человека недоступен. Кто богоизбран, а кто богоотвержен — никому знать не дано. Но каждому человеку следует верить, что избран именно он.

 

Жан Кальвин принес в августиновскую этику избранничества кардинально новое положение. Существуют, указывал он, индикаторы избранничества. Эти индикаторы есть успешность человека. Успешный — богоизбран, неуспешный — богоотвержен. Успешность при этом понимается предельно тривиально, как, прежде всего, денежный успех. Если человек смог заработать деньги, то он, вероятно, и есть избранник Божий. Бедный же, соответственно, зачислялся в разряд отверженных.

 

Происходил принципиальный разрыв с христианской традицией апелляции к праведности низших и убогих. «Легче верблюду пройти в игольное ушко, чем богатому попасть в рай», — говорил евангелический Христос.

 

Для Кальвина, напротив, в рай мог попасть только богатый. С работы Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма» была заложена традиция рассмотрения генезиса труда через призму кальвинистского утверждения. Ключевая роль отводилась здесь связи экономической успешности с представлением о богоизбранности человека. Трудись, преуспевай в экономике, и ты подтвердишь свое избранничество. Утверждение кальвинистской этики труда предопределило, согласно позиции сторонников веберовского направления, мировой исторический прорыв Запада.

 

Все это правильно. Трудовая этика протестантов, действительно, была важнейшим фактором западного экономического рывка. Напротив, ее выхолащивание обернулось стагнацией и соответствующими кризисными процессами.

 

Но это не вся правда о кальвинизме. Главное в выдвигаемом им этическом концепте был не труд сам по себе, а раскрытие высшего замысла человеческого неравенства. В раскрытии веберовской школой категориальной сущности капитализма через апологию труда состояла принципиальная подмена.

 

Трудовая этика утверждается в любой из традиционных религий. Без нее само общество было бы невозможно. И не в ней, соответственно, заключалась основная характеристика капиталистической системы. Главное было в другом — в дифференциации общества по степени экономической успешности. Буржуазия оказывалась избранным общественным классом, пролетариат — отверженным. Гуманитарный аспект этой дифференциации был ярко описан ранним Карлом Марксом.

 

По материалам книги доктора исторических наук, профессора В.Э. Багдасаряна:

 

"Россия - Запад. Цивилизационная война". Монография.


ЗАПАД - ИДЕОЛОГИЯ ПРЕВОСХОДСТВА


Непредопределенность индивидуального спасения в православном учении
Предопределение к индивидуальному спасению в католическом богословии


"Россия - Запад. Цивилизационная война". Монография. Вардан Багдасарян

 

Актуальность представленной книги определяется эскалацией международной напряженности в современном мире, обострением отношений России с блоком западных государств. Выявить причины и глубинные истоки этого конфликта – задача, которая ставится и решается в данной монографии.

 

Автор показывает историческую воспроизводимость российско-западного противостояния, проходящего красной нитью через все периоды истории от средних веков до нашего времени. Конфликтные отношения с западным миром раскрываются в книге через категорию «цивилизационная война». В монографии показано, чем принципиально различались цивилизационные ценности Запада и России, почему предлагаемая ими повестка мирового развития приводила объективно к конфликту. Рассматривается содержание западного глобального исторического проекта и российской ценностной альтернативы.

 

Книга может иметь практический интерес для государственных управленцев, а также для всех, кто задумывается о должной стратегии России, о ее позиционировании в мире.



Вардан Эрнестович Багдасарян

ВАРДАН ЭРНЕСТОВИЧ БАГДАСАРЯН

 

 

Вардан Эрнестович Багдасарян - российский историк и политолог. Доктор исторических наук, профессор. Эксперт "Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования".

 

Окончил исторический факультет Московского педагогического университета в 1993 г., специальность — преподаватель истории и общественно-политических дисциплин.

 

Кандидат исторических наук (1996 г.), доктор исторических наук (2001 г.). Профессор. Заведующий кафедрой истории и политологии Российского государственного университета туризма и сервиса.

 

Почетный работник науки и техники Российской Федерации. Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации. Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации. Почётный работник науки и техники Российской Федерации. Лучший учёный года МГОУ за 2014, 2016 годы. Лучший по профессии в сфере образования за 2015 год в номинации «Лучший руководитель образовательной организации высшего образования».

 

Член правления Всероссийского общества «Знание». Эксперт РГНФ, РНФ. Эксперт научных организаций «Центр изучения кризисного общества», «Центр научной политической мысли и идеологии». Эксперт просветительской организации Центр национальной славы. Член президиума Ассоциации учителей истории и обществознания МО. Член редколлегии журналов ВАК «Вестник МГОУ», «Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование». Член Совета по присуждению ежегодных премий Губернатора МО «Наше Подмосковье». Член диссертационного Совета по защите диссертаций на соискание степеней доктора и кандидата исторических наук МГОУ. Действительный член Российской академии Естественных наук (член президиума секции «Энциклопедия»). Действительный член Академии геополитических проблем. Член ассоциации Российского общества политологов. Член Научного Совета РАН «Человек в повседневности: прошлое и настоящее». Руководитель постоянно действующего семинара на базе ИРИ РАН «Российские диаспоры ближнего и дальнего зарубежья». Член Союза журналистов.

 

Победитель конкурса на соискание гранта Президента РФ для молодых докторов наук. Лауреат премии Губернатора Московской области «Лучший по профессии» в сфере образования за 2015 год.

 

Преподавательская работа: РГУТиС, МГОУ, МГУ. Работал в должностях декана, директора специализированного института, руководителя проблемной лаборатории.

 

В партийных организациях не состоял.

 

 

Научные интересы: Историософия, политическая аксиология, цивилизационоведение, политическая история, глобальные политические процессы, история общественной мысли, государственная политика, системный анализ. Имеет около 600 опубликованных работ, включая более 40 монографий и учебников.

Ценностные проекции индивидуализма и коллективизма

Индивидуальная профориентация в Новосибирске. Профессиональное консультирование в Новосибирске.





Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru