Россия - Спасительница Мира

 

РОССИЯ - СПАСИТЕЛЬНИЦА МИРА

 

Доминантная идея русского мессианизма – спасение мира, а западного планетарного проекта – мировое господство. Мы хотим спасти мир, они хотят подчинить мир.

 

Восток – это преобразование, преображение себя. Запад – преобразование мира под человека. России удалось придать идее преображения человека характер общественного проекта. На традиционном Востоке духовное совершенствование соотносилось, прежде всего, с путём отшельника. Этот путь подразумевал уход от мира. Отшельник не нёс проекции социальной сборки.

 

Российский путь состоял в социализации идеи духовного преображения. Преображалось всё человечество, а не отдельный бежавший из мира отшельник. Главное российское привнесение состояло в идее коллективного спасения. Этим Россия принципиально отличалась не только от Запада, но и от Востока. И это давало ей принципиальные преимущества. Запад, сталкиваясь в прямом противостоянии с Востоком, начиная с XVI века, неизменно побеждал. Однако, столкнувшись с российской альтернативой, западный проект впервые дал сбой. Модель достижения цели через включение внутренних духовных ресурсов (цивилизационный ресурс) и объединения людей на основе идеи преображения человека проявляла себя в ситуациях прямого противоборства с западной моделью как более успешная. Со временем «русскую модель» взяли на вооружение и используют по сей день некоторые из стран Востока.

 

У русских (проживающих на территории Руси) традиционно имеется особая приверженность к коллективизму, выражаемая в категориях «общинности», «соборности», «коммунизма», «солидаризма» и т.п. Наличие коллективистского ориентира предполагало в свою очередь представление о равенстве людей. Если люди не равны, то никакая общинность была бы невозможна. Идеал коллективизма экстраполировался и вовне. Будучи категориально универсализирован, он выражался в модели всеединого человечества. Отсюда совершенно особый интеграционный тип российского имперостроительства, оппонирующий типу западных, основанных на отношениях господство – подчинение, колониальных империй.

 

Наряду с коллективизмом (общинностью) есть ещё одна базовая компонента  «русской идеи» - мессианизм. Определяющее значение для позиционирования России в мире, имел императив спасения человечества. Человечество нуждается в спасении от распространяющегося в мире зла – это фундаментальная российская постановка проблемы миростроительства. Вместо устремления к господству над миром (западный проект) мессианский пафос России выражался даже в идее Великой жертвы собой ради спасения мира.

 

Если в дихотомии коллективизм – индивидуализм выбор делается в пользу коллективизма, то люди антропологически равны, и превосходство одних индивидуумов над другими есть аномалия. Если в оппозиции категорий мессианизм – господство выбирается императив спасения человечества, а не его подчинения, то и проекция отношений раб – господин оказывается лишена смысла.

 

По материалам книги доктора исторических наук, профессора В.Э. Багдасаряна:

 

"Россия - Запад. Цивилизационная война". Монография.


РОССИЯ - СПАСИТЕЛЬНИЦА МИРА



 

МИРОВОЙ ЗАПРОС НА «ВОЗВРАЩЕНИЕ» РОССИИ

 

 

Кто из мировых геополитических субъектов потенциально способен изменить существующую несправедливую и паразитарную модель однополярного мироустройства?

 

Перечень всех потенциальных претендентов на эту роль позволяет видеть, что необходимым критериям соответствует только Россия. Ни Китай, ни Индия, несмотря на их бурный экономический рост, ни тем более Бразилия не обладают должными потенциалами для формирования самодостаточной, независимой от западного мира модели развития. Такие потенциалы сегодня есть только у России.

 

Дело здесь не только в ресурсно-сырьевой базе, но и в наличии полного технологического цикла индустриального производства. Научные инфраструктуры России таковы, что при надлежащей государственной поддержке также могли бы работать в автономном режиме. Потенциал ядерного оружия Российской Федерации пока ещё таков, что также позволяет говорить о ней как единственной стране, способной консолидировать альянс, альтернативный по отношению к США центр силы. Именно поэтому в США намечены такие военно-технические программы, которые бы де-факто ликвидировали стратегическую военную паритетность России.

 

Принципиально важны особые исторические нематериальные накопления России. Она единственная из современных цивилизаций сумела выдвинуть альтернативную по отношению к западному проекту, претендующую на планетарность модель мироустройства. Основу этой модели составляло утверждение восходящей к Нагорной проповеди Христа и модифицированной в рамках коммунистического учения идеи равенства человечества. Она вошла в сам тип общинной (коллективистской) организации народной жизни. Равенство при этом понималось в том плане, что люди антропологически равны как в социальном, так и в этническом отношении. Такой подход прямо оппонировал западному проекту выстраивания мировой системы фактического антропологического неравенства.

 

Принципиальный вызов для альтернативного миростроительства состоит в угрозе перерождения нового центра подобно современному геополитическому гегемону – США, прельщение его самого возможностью господства. Поэтому именно Россия, исторически развивавшаяся в парадигме «великой жертвы» во имя спасения мира, фундаментального мессианского альтруизма представляет собой единственно возможный вариант ведущего субъекта альтерглобалистского проекта.

 

Конечно, современная Россия далека от того смысла и назначения, которые она несла в своей истории. Но восстановление цивилизационно идентичного образа страны возможно.

 

Интересы России и человечества в этом смысле тождественны. Восстановится цивилизационно идентичная Россия и человечество получит основания для изменения паразитарной, построенной по принципу антропологической иерархии модели современного мироустройства. Российская грядущая властная идейная трансформация, преобразование к облику постлиберальной России приобретает, таким образом, всемирно-историческое значение.

 

Взоры человечества по-прежнему обращены к России. От неё ждут нового слова миру.

 

Конечно, современный облик Российской Федерации малопривлекателен. Имиджевые характеристики России ухудшаются. Однако существует и принципиально иное отношение к ней. Это различие выявляется при расчёте разности позитивных и негативных ответов респондентов об их отношении к России. В странах «золотого миллиарда» доминирует резко негативное восприятие. И это понятно. Россия исторически выступала главным препятствием на пути реализации западного проекта. Напротив, в странах «мировой периферии» имидж России преимущественно позитивный. Этот позитив реминисцентный. Он основывается, прежде всего, на воспоминании о роли, которую играл Советский Союз в преодолении отсталости стран третьего мира. Особенно остро диссонанс в восприятии России обнаруживается при сопоставлении отношения к ней в странах Африки и Западной Европы. Наличие советского альтернативного проекта давало африканским народам надежду на преодоление неравенства, на ликвидацию системы социального превосходства бывших белых колонизаторов. Напротив, для представителей западной элиты его выдвижение представляло угрозу утраты особого преференционного статуса в мире. В этом и следует, очевидно, искать основания полярных оценок России.

 

Кластерный анализ позволяет констатировать, что неравенство стран и цивилизаций при современной модели мироустройства растёт. Неравенство в современной модели мироустройства не может быть изменено, поскольку именно оно составляет его сущностное основание. Меньшая часть человечества исторически установила систему, закрепляющую своё превосходство над большинством. Возникает угроза распада человеческого видового единства. Следовательно, в интересах человечества сформулировать иные интеграционные принципы мироустройства. Необходимо выдвижение альтернативной модели мирового развития.

 

ПРЕДСТАВИМ СЕБЕ МИР БЕЗ РОССИИ

 

Против России консолидировались сегодня силы Запада. Футурологи прогнозируют гибель «последней империи». Описываются сценарные версии российского геополитического распада. Кто-то уже потирает руки. А что если действительно Россия погибнет? Каковы будут последствия этой гибели для мира?

 

Если говорить в теориях классической геополитики, распад России явится геополитическим поражением Хартлэнд, а соответственно, торжеством Мирового острова, сил атлантизма, устанавливающих свой контроль над остальным миром. Геополитическая альтернатива США будет в этом случае невозможна не только по факту, но и потенциально. По принципу домино посыплются одно за другим государства Евразии.

 

Вначале кризисные и распадные процессы перейдут на страны ближнего зарубежья. СНГ, ЕврАзЭс, ОДКБ будут вынуждены самораспуститься. С появлением на постсоветском пространстве новых политических акторов вместо Москвы начнётся перекройка границ.

 

Наиболее очевидна такая реконфигурация в Средней Азии. Распадный процесс будет перенесён на Казахстан. Стать самостоятельным региональным центром силы он не сможет. Будучи воспринимаем в качестве наследника идеологии евразийства, он подвергнется неизбежной атаке проамериканских сил. Вероятная конфигурация казахстанского раскола – границы прежних жузов (исторически сложившихся объединений казахов).

 

Реконструируются линии будущих внутренних расколов Узбекистана и Таджикистана. Ввиду обрушения традиционных центров силы латентное противоборство кланов в Средней Азии перейдёт в фазу регионального сепаратизма. Ориентированных на Москву Таджикистан и Киргизию может ожидать геополитическое поглощение с юга (афганское – в таджикском случае и китайское – в киргизском). Исламская экспансия в Среднюю Азию приведёт к столкновению исламистов со светскими элитами. Регион будет погружен в водоворот гражданской войны. Прежнее руководство республик, вышедшее из советских партструктур, «пойдёт под нож». Судьба всех нынешних среднеазиатских президентов при этом сценарии предрешена.

 

Ещё в большей степени это касается Александра Лукашенко. До того как в диктаторстве не был обвинён Путин, белорусский президент характеризовался на Западе как «последний диктатор Европы». Сегодня существует иллюзия достигнутого примирения в отношении Запада к Лукашенко. Но такого рода примирение было также в биографиях Николая Чаушеску, Слободана Милошевича, Саддама Хуссейна, Муаммара Каддафи. Запад за антизападничество не прощает. С обрушением России дни Лукашенко окажутся сочтены. Белоруссию, в наибольшей степени из всех республик бывшего СССР сохранившую традицию советскости ожидают времена жёсткой десоветизации.

 

Без России обречена на гибель Армения. Клещи Турции и Азербайджана сожмутся. Новый армянский геноцид по прошествии столетия вновь оказывается актуальной реальностью. Геноцид и депортация запрограммированы при распаде России, в частности, по отношению к Нагорному Карабаху. Их невозможно избежать, если в результате совместного турецко-азербайджанского удара НКР вернётся под контроль Баку.

 

Такая же запрограммированность геноцида и депортаций при распаде России существует применительно к Крыму, Донбассу, Абхазии, Северной Осетии, Приднестровью. Народы, населяющие эти территории, должны будут ответить за свой пророссийский выбор.

 

В Азербайджане, вероятно, будет сброшен лояльный к России алиевский клан. Развернётся борьба со стороны ТНК за контроль над каспийской нефтью. Вероятно, азербайджанская карта будет разыграна в борьбе против Ирана. Проблема иранских азербайджанцев станет катализатором конфликта.

 

Участь «расходного материала» ожидает Грузию, Украину и Молдавию. «Мавр сделал своё дело, мавр должен уйти" – сыграв свою роль в качестве геополитических площадок давления на Россию, эти православные страны лишаются в дальнейшем покровительства Запада. Молдавия войдёт в состав Румынии. После разгрома Армении Грузия окажется в кольце окружения мусульманских государств: с юга Турция, с востока Азербайджан, с севера – нечто вроде образовавшегося на бывшей российской территории «Кавказского имамата».

 

Распад Украины с уходом России не только не будет остановлен, но пойдёт в ускоренном режиме. Православное славянское государство с большой территорией и значительной численностью населения на востоке Европы Западу не нужно. Усилятся территориальные претензии к Украине со стороны Польши, Словакии, Венгрии. Внутри самой Украины обострится борьба за политическое доминирование идентичностей между малороссами и западенцами, православными и униатами. До этого, как и везде на постсоветском пространстве, пройдут погромы русскоязычных.

 

Вслед за пространством ближнего зарубежья запылают и другие регионы. Нарушение баланса сил в мире вызовет волны глобальной геополитической реконфигурации.

 

При отсутствии связанных с Россией сдержек Запад получит возможность подавить военным или квазивоенным путём государства, зачисляемые им в разряд «оси зла». Дни Кубы, КНДР, Сирии, Ирана окажутся сочтены. Против Ирана будет организован поход сил широкой коалиции. Используются силы Турции, Саудовской Аравии, Афганистана. Очевидно, будут разыграны карты курдского и азербайджанского сепаратизма. Доктрина создания Курдистана станет фактором, позволяющим США легитимизировать перекройку границ в регионе (одновременно трёх государств Ирана, Турции, Ирака).

 

Следующим шагом после Сирии и Ирана очередь дойдёт до Турции – потребность у США в наличии в новых реалиях как противовеса России, Ирану и Сирии отпадёт. Вместе с тем, в условиях глобальной турбулентности с распадом Турции открывается прекрасная возможность взять под прямой контроль США мост между Европой и Азией, узловую зону прохождения евроазиатских энергопотоков. Очевидным для подрыва Турции инструментом является традиционный фактор этнической дезинтеграции. Турки в настоящее время составляют менее половины населения Турции. Ситуация в этом отношении для осуществления дезинтеграции благоприятная. По прошествии более чем 800 лет «новые крестоносцы» Запада захватывают святой Константинополь.

 

Свержение шиитского режима в Тегеране, алавитов – в Дамаске, распад выстроенной на идеологии кемалистского национализма Турции открывает перспективу реализации проекта суннитского халифата от Марокко до Пакистана. Выгодно ли его создание Вашингтону? С одной стороны, нет. Любая мощная геополитическая сила подрывает самим фактом своего появления положение глобального однополюсного доминирования. Но с другой, воинственность халифатостроителей, идеологический обскурантизм позволяют погрузить огромное пространство в «тёмное средневековье», создать зону неразвития. Развитый Запад будет надстоять над неразвитым, самоистребляющимся в религиозных войнах Востоком.

 

После распада России единственным геополитическим противовесом Западу в мире останется Китай. Он следующий на очереди. Все силы мирового проектировщика будут брошены против него. КНР объявят новой и исторически последней империей зла. Занятие США Сибири создаст антикитайский плацдарм на севере. С территории исламизированной Средней Азии начнётся давление сил радикального ислама. Этнический сепаратизм китайского Запада перейдёт в активную фазу борьбы. В гнезде «китайского либерализма» - Гонконге будет поднято знамя «оранжевой революции». Проверка наличных сил по обеим этим линиям за последние годы уже была проведена. Проявятся точки уязвимости КНР – высокая зависимость от внешней торговли, региональные диспаритеты, усиливающаяся социальная поляризация. Последующий за распадом России распад КНР ещё более усилит мировую турбуленцию. Вес китайской экономики в мире значительный, и изъятие этой компоненты станет мощнейшим глобальным потрясением.

 

С распадом России исчезнет фактор военного сдерживания американской экспансии. США получат возможность прямого военного диктата в отношении любой страны мира. Исчезновение в этом смысле есть уничтожение государства, единственного потенциально способного уничтожить Соединённые Штаты.

 

С распадом России принадлежащая ей военная техника исчезнуть в одночасье не может. Проблема – как её поделят, в чьи руки она попадёт. В ситуации распада, неизбежных конфликтов между новообразованными государствами эта техника наверняка будет применена. США безусловно попытаются взять под контроль ракетно-ядерный арсенал РФ. Но не исключено, что в полной мере это не удастся. Ядерное оружие попадёт в руки экстремистов, и вот уже угроза величайшей трагедии нависает над всем человечеством.

 

С гибелью России мировой бенефициар возьмёт под свой контроль крупнейшую ресурсную базу мира. Сырьевой шантаж, в котором обвиняют сегодня Россию, приобретёт глобальный характер. Мировой паразитаризм усилится принципиально. В случае установления американского контроля над нефтегазовым комплексом России экономика Европы окажется уже в абсолютной зависимости от США.

 

Исчезновение России явится и исчезновением одной из двух сверхдержав, конкурирующих в освоении космоса. С ликвидацией же конкурента, как известно, устанавливается монополия. Монополия США в освоении космоса будет, соответственно, означать монополизацию системы связи, установится система глобального слежения.

 

Не может не измениться при распаде России система международного права. Ликвидируется государство – постоянный член Совета Безопасности ООН. Начнётся реформа Организации Объединённых Наций. Её итогом станет закрепление новой системы, легитимизирующей западную гегемонию.

 

Распад станет детонатором нового «великого переселения народов». Миграционные волны обрушатся на Европу. Для их сдерживания Европа будет вынуждена фашизироваться.

 

Россия консолидировала в рамках единой государственности различные этнические и конфессиональные общности. Её распад в качестве консолидатора фактически программирует превращение построссийского пространства в зону войны. Мусульмане будут противостоять христианам, мигранты – автохтонам, национальные меньшинства – русским и друг другу. Все эти конфликты невозможно локализовать. В воронку российской катастрофы будут затянуты другие цивилизации и геополитические пространства.

 

Сценарий распада России обнаруживает, таким образом, для мира принципиальное расхождение интересов большинства и меньшинства. Для США и стоящего за ними мирового бенефициариата распад России является необходимой мерой в достижении глобального господства. Остального мира в большей или меньшей степени коснутся катастрофические последствия. Ряд государств вслед за Россией прекратит своё физическое существование. При отсутствии силы сдерживания американской гегемонии национальные государства будут полностью десуверенизированы.

 

Таким образом, не просто существование России, но и её геополитическая мощь отвечает интересам большинства человечества. Но есть ли у человечества это понимание? Будет ли человечество бороться за Россию?

 

Очевидно, что роль России для мира должна быть манифестирована. Такой манифест предполагает идеологическое строительство в самой России.

 

По материалам книги доктора исторических наук, профессора В.Э. Багдасаряна:

 

"Россия - Запад. Цивилизационная война". Монография.


Россия - Запад. Цивилизационная война. Монография. Багдасарян

"Россия - Запад. Цивилизационная война". Монография. Вардан Багдасарян

 

Актуальность представленной книги определяется эскалацией международной напряженности в современном мире, обострением отношений России с блоком западных государств. Выявить причины и глубинные истоки этого конфликта – задача, которая ставится и решается в данной монографии.

 

Автор показывает историческую воспроизводимость российско-западного противостояния, проходящего красной нитью через все периоды истории от средних веков до нашего времени. Конфликтные отношения с западным миром раскрываются в книге через категорию «цивилизационная война». В монографии показано, чем принципиально различались цивилизационные ценности Запада и России, почему предлагаемая ими повестка мирового развития приводила объективно к конфликту. Рассматривается содержание западного глобального исторического проекта и российской ценностной альтернативы.



Вардан Багдасарян

ВАРДАН ЭРНЕСТОВИЧ БАГДАСАРЯН

 

 

Вардан Эрнестович Багдасарян - российский историк и политолог. Доктор исторических наук, профессор. Эксперт "Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования".

 

Окончил исторический факультет Московского педагогического университета в 1993 г., специальность — преподаватель истории и общественно-политических дисциплин.

 

Кандидат исторических наук (1996 г.), доктор исторических наук (2001 г.). Профессор. Заведующий кафедрой истории и политологии Российского государственного университета туризма и сервиса.

 

Почетный работник науки и техники Российской Федерации. Почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации. Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации. Почётный работник науки и техники Российской Федерации. Лучший учёный года МГОУ за 2014, 2016 годы. Лучший по профессии в сфере образования за 2015 год в номинации «Лучший руководитель образовательной организации высшего образования».

 

Член правления Всероссийского общества «Знание». Эксперт РГНФ, РНФ. Эксперт научных организаций «Центр изучения кризисного общества», «Центр научной политической мысли и идеологии». Эксперт просветительской организации Центр национальной славы. Член президиума Ассоциации учителей истории и обществознания МО. Член редколлегии журналов ВАК «Вестник МГОУ», «Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование». Член Совета по присуждению ежегодных премий Губернатора МО «Наше Подмосковье». Член диссертационного Совета по защите диссертаций на соискание степеней доктора и кандидата исторических наук МГОУ. Действительный член Российской академии Естественных наук (член президиума секции «Энциклопедия»). Действительный член Академии геополитических проблем. Член ассоциации Российского общества политологов. Член Научного Совета РАН «Человек в повседневности: прошлое и настоящее». Руководитель постоянно действующего семинара на базе ИРИ РАН «Российские диаспоры ближнего и дальнего зарубежья». Член Союза журналистов.

 

Победитель конкурса на соискание гранта Президента РФ для молодых докторов наук. Лауреат премии Губернатора Московской области «Лучший по профессии» в сфере образования за 2015 год.

 

Преподавательская работа: РГУТиС, МГОУ, МГУ. Работал в должностях декана, директора специализированного института, руководителя проблемной лаборатории.

 

В партийных организациях не состоял.

 

 

Научные интересы: Историософия, политическая аксиология, цивилизационоведение, политическая история, глобальные политические процессы, история общественной мысли, государственная политика, системный анализ. Имеет около 600 опубликованных работ, включая более 40 монографий и учебников.


Индивидуальная профориентация в Новосибирске. Профессиональное консультирование в Новосибирске.





Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru